Жертвы нападения впервые встретились с Ильназом Галявиевым в Верховном суде Татарстана

0 3

Жертвы нападения впервые встретились с Ильназом Галявиевым в Верховном суде Татарстана

Сознавшийся в массовом убийстве казанец приступил к чтению 310 томов своего дела, потерпевшие подают к нему гражданские иски, требуют самого строгого наказания и просят закрыть процесс. Сегодня Верховный суд Татарстана без возражений самого Ильназа Галявиева оставил его в СИЗО до 11 августа. А «Реальное время» выяснило, когда в Казани может начаться суд и почему силовики не стали вменять «стрелку» теракт.

Выжившие гимназисты и иски родителей

За год со дня казанской трагедии вопрос о мере пресечения Ильназу Галявиеву успели рассмотреть четыре суда. Под стражу его отправлял Советский райсуд Казани, затем арест дважды продлевал Басманный суд Москвы и дважды Приволжский суд Казани. Сегодня черед дошел до Верховного суда Татарстана, поскольку только высший суд субъекта РФ вправе решать — можно ли содержать обвиняемого под стражей на срок свыше года.
 
Заседание проходило при аншлаге журналистов, судебных приставов и слушателей из числа работников суда. Также впервые в зале появились потерпевшие — двое выживших в трагедии гимназистов и их родители. Всего, напомним, статус потерпевших получили 600 человек.
 
Галявиев на сей раз не прятал лицо под капюшоном, зато надел очки. На заседании он сказал от силы несколько фраз, никак не затрагивая то, в чем признался на допросах. Не стал и каяться. Все заседание он провел за стеклом «аквариума», где вместе с ним находились двое пристегнутых наручниками конвоиров. Стоит сказать, что подобные меры безопасности конвойные службы ранее в Верховном суде РТ не применяли.
 
Большинство потерпевших категорически возражали против общения с журналистами. Самой открытой себя показала 16-летняя Аделя, что пришла на суд с небольшой задержкой вместе с матерью.
 
«Он стрелял в меня», — сказала девушка и продемонстрировала шрам на руке. Со слов ее матери, куда более серьезные повреждения — физические — дочь получила, спасаясь от стрельбы в классе: она прыгнула с третьего этажа и получила травму позвоночника и, как следствие, инвалидность. Девушка призналась — не смогла продолжать учебу в гимназии №175 и перевелась. «Я единственная из одноклассников, кто так сделал», — говорит Аделя. В данный момент она находится на домашнем обучении.
 
В зал, хромая, пришел с тросточкой еще один из раненых гимназистов. По словам парня, травму он получил при стрельбе. Рассказывать о том дне и своем отношении к этим событиям отказался.
 
Мать Адели заявила журналисту «Реального времени», что в классе, где училась ее дочка, не работал громкоговоритель, а в самой гимназии не было охраны и «Галявиев об этом знал». Также женщина призналась — подала к обвиняемому гражданский иск. Сумму озвучивать не стала.
 
Статус потерпевших в этом деле получили порядка 600 человек — сотрудники гимназии, ученики, родные погибших. Часть уже заявили по уголовному делу гражданские иски о компенсации морального вреда и затрат на лечение. По данным источников «Реального времени», в деле фигурируют исковые требования и на весьма значительные суммы — в 5 и 15 млн рублей. Правда, не исключено, что истцы отзовут претензии. Если Галявиев получит пожизненное.
 
Суд над Галявиевым может начаться уже в этом году
 
Руководит расследованием дела о расстреле казанской гимназии старший следователь по особо важным делам при председателе Следственного комитета РФ генерал-майор юстиции Александр Лавров. Сегодня в суде его не было.
 
Ходатайство Лаврова в Верховном суде РТ поддерживал представитель следственной группы Алексей Парамонов — не чужой для Татарстана человек. Выпускник юрфака Казанского университета в середине 2000-х начинал карьеру следователем прокуратуры Лаишевского района, был заместителем прокурора этого района, а в 2015-м получил назначение на пост прокурора другого района республики — Новошешминского. Через пару лет перешел в СК и возглавил следственный отдел по Зеленодольскому району, откуда пару лет назад перевелся в центральный аппарат ведомства.
 
Текст ходатайства по фабуле дела мало отличался от такого же ходатайства в декабре 2021-го. Парамонов сообщил — по версии СК, с 1 января по 6 мая 2021 года обвиняемый у себя дома незаконно изготовил самодельную взрывчатку и взрывное устройство с поражающими элементами, которое утром 11 мая принес с собой в гимназию №175, установил у входа в кабинет №7 на первом этаже и привел в действие.
 
В гимназию Галявиев пришел с охотничьим ружьем Hatsan Escort Guard, имея при себе свыше 500 патронов, и произвел не менее 30 выстрелов картечью в направлении людей, в том числе малолетних детей. В результате погибли семь учеников восьмого класса — одноклассников Адели, и учителя Венера Айзатова и Эльвира Игнатьева.
 
Не менее 143 лиц получили телесные повреждения различной степени тяжести и психическое расстройство. Также пострадали конструкция и отделка гимназии. Ущерб муниципалитета оценен в 1,4 млн рублей, отметил представитель СК.
 
Как выяснилось на заседании суда, все потерпевшие уже завершили ознакомление с материалами уголовного дела. Само дело выросло до 310 томов, и 4 апреля знакомить с ними начали обвиняемого. На сегодняшний день он одолел 21 том, его адвокат Руслан Нуриахметов — 24. Если скорость сохранится, то уголовные чтения могут растянуться на год, однако силовики оптимистично полагают, что этого не произойдет. Есть вероятность, что уже к концу 2022 года уголовное дело поступит для утверждения обвинения в Генеральную прокуратуру, а затем — в Верховный суд Татарстана для рассмотрения по существу.
 
Галявиеву грозит пожизненное лишение свободы. Его обвиняют по пяти составам УК РФ — убийство и покушение на убийство, изготовление и хранение взрывчатых веществ и взрывного устройства, умышленное уничтожение и повреждение имущества гимназии (ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 105, ч. 1 ст. 223.1, ч. 1 ст. 222.1, ч. 2 ст. 167 УК РФ).
 
Спасенные перед взрывом и свидания для «стрелка»
 
Представитель прокуратуры Татарстана Динар Салехов ходатайство СК поддержал — просил продлить арест на три месяца. Сам Галявиев был не против продления, как и его адвокат.
 
Перед заседанием журналистов предупредили — вопросов Галявиеву не задавать. В итоге узнать что-то новое о его жизни до и после трагедии из первых уст сегодня не удалось. Галявиева содержат на особых условиях — в камере СИЗО он находится один, но под постоянным наблюдением. В свободное от следственных действий время читает книги. Кроме того, ему разрешены свидания с родителями и братом.
 
Казань он покидал на несколько месяцев ради проведения психолого-психиатрических экспертиз в Москве и Санкт-Петербурге. Напомним, первая признала виновника бойни невменяемым, а вторая установила — он отдавал и отдает отчет своим действиям. Что означает — принудительное лечение стрелку в людей не пропишут.
 
Расследование показало — жертв в гимназии 11 мая могло быть больше. Экстренное оповещение о происходящем по внутренней связи было принято большинством персонала к действию. Так, в кабинете №7 на первом этаже учительница приняла решение об эвакуации детей через окно — к счастью, одно из них удалось открыть, несмотря на решетки.
 
К моменту, когда именно у входа в этот класс прогремел взрыв, большинство детей уже выбрались во двор. Говорят, саму учительницу взрыв застал на подоконнике и взрывной волной ее выбросило наружу. В результате падения женщина сломала ногу.
 
Экспертиза показала — самодельную взрывчатку и взрывное устройство с поражающими элементами по счастливой случайности Галявиев установил так, что основная сила волны была направлена не в класс, а в холл.
 
В день трагедии СМИ рассказывали о событиях в казанской гимназии как о теракте. Но данная статья в обвинении Галявиеву так и не появилась. Как удалось выяснить «Реальному времени», силовики не усмотрели в его действиях какой-либо идеологической подоплеки, действий и требований в интересах какой-либо группы. Впрочем, квалификация по статьям о терроризме положение обвиняемого усугубить не могла — ему и так грозит максимально возможное наказание. Разница была бы в другом — дела о терактах рассматривают военные суды.
 
В отдельное производство выделены дела еще трех обвиняемых — директора компании «Ваша безопасность» Сергея Иванова, инженера по монтажу, ремонту и обслуживанию систем охранно-пожарной сигнализации ООО «Союз пожарного мониторинга» Марата Зиганшина и директора гимназии №175 Амины Валеевой. Директору инкриминируют преступную халатность с тяжкими последствиями, представителям подрядных организаций — выполнение работ и оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья потребителей. Все трое вину не признают.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девятнадцать − 18 =