Слепой сын нашел мать, которая оставила его в роддоме

0 73

Слепой сын нашел мать, которая оставила его в роддоме

Первым документом в жизни некоторых детей стали отказные заявления их матерей, которые они написали в роддоме. Но бывает, спустя годы сироты и родители встречаются. Для читателей «Челнинских известий» такие истории прокомментировала доцент кафедры конфликтологии КФУ Евгения Храмова.

«Жалко, что могу только слышать голос мамы»   
 
– эти слова Семен Сафин впервые сказал в 18 лет, когдапедагоги помогли ему найти нужный номер телефона.   
 
"Услышав мое имя, мама заплакала и долго не могла говорить, – делится Семен. – Я был рад, что наконец-то нашел ее. Конечно, моим заветным желанием было, чтобы она ко мне приехала".   
 
С того дня прошло восемь лет, но они так ни разу и не встретились, продолжая общаться  по телефону. Первой звонит мама Семена – с отдельного номера, скрывая тайну от своей семьи. У нее двое детей, свой бизнес.   
 
Новость о взрослом сыне повергла женщину в шок: она не знала, что он жив, ведь врачи ее предупредили: ребенок болен и долго не протянет. Своего первенца она родила совсем молодой, будучи незамужем, и написала отказное заявление. Незрячий, страдающий ДЦП Семен вырос в детском доме «Мэрхэмэт», передвигается на инвалидной коляске.   
 
Директор детдома Галина Сатаева рассказала, что этого общительного парня любили все. Несмотря на проблемы со здоровьем, он окончил специализированную школу, компьютерные курсы, увлекается музыкой, в курсе книжных новинок, которые слушает в аудиозаписи. Живет самостоятельно в двухкомнатной квартире, которую приобрел на жилищный сертификат и сэкономленную пенсию по инвалидности. Сам ее полностью обставил. В бытовых вопросах помогают супруги, оформившие опеку. Семен работает диспетчером в фирме по грузоперевозкам, и его доход – зарплата плюс пенсия.   
 
"Благодарен маме за помощь в самое трудное для меня время: до новоселья мне пришлось жить на съемной квартире, которую она мне оплачивала, – говорит Семен. – Я ничего у нее не прошу, но она мне делает подарки – кладет деньги на телефон, и мы подолгу разговариваем. О чем? Обо всем, у нас много общих тем. Жалею об одном – я слепой и никогда не смогу ее увидеть".   
 
Семен признался, что не держит на нее зла и счастлив хотя бы изредка слышать ее голос. Откуда в нем такая доброта и нежность к женщине, которая не нашла смелости навестить сына?   
 
Евгения Храмова:   
 
– Во-первых, это нормальная безусловная любовь к матери. И она заложена в каждом ребенке. Вопрос в том, как она поддерживается? Во-вторых, это идеализация образа мамы, которая возникает у воспитанников социальных учреждений.     
 
«Не могу поладить с сыном…»     
 
Анжела попала в колонию за убийство мужа, ее сына забрали в детдом. Женщина смогла разыскать его и писала мальчику письма. Добилась, чтобы ей разрешали изредка поговорить с ним по телефону: боялась, что он может ее забыть. После освобождения сделала все, чтобы забрать его к себе.   
 
О  своем прошлом  32-летняя Анжела говорит неохотно:   
 
"В прошлое дверь закрыта, не хочу вспоминать. Виновата сама – не будь в моей жизни мужа-пьяницы, все сложилось бы по-другому. Из-за него меня лишили родительских прав, осталась без квартиры – отобрали за ипотечные долги".   
 
Женщина нашла работу, на деньги родителей сняла малосемейку, куда после освобождения привела 9-летнего Алешу. Поначалу сын очень старался слушаться, был ласковым. Потом начались сложности: он не был приучен к домашним делам.   
 
"Ты сама готовишь? В детдоме у нас был повар, а полы мыла уборщица", – отмахивался он. В школе вел себя вольно: мог выйти во время урока, не заладились отношения с ребятами – скучал по своим, по детдомовским.     
 
Сын воровал вещи, не возвращался вовремя из школы. В итоге женщина привела мальчика обратно в детский дом, пояснив, что на время. Навещает его редко – работает по две смены, чтобы заработать на квартиру.   
 
Евгения Храмова:     
 
– С сугубо научной точки зрения, такой женщине и самой требуется ресоциализация –  повторная адаптация к обществу, из которого она выпала на какое-то время. Поэтому Анжеле достаточно сложно заниматься социализацией сына: передавать ему нормы и ценности общества. К тому же она и сама не вполне осознала его ценности, боится недодать или научить не тому, что нужно. Это своего рода и самозащита матери. Может быть, от ответственности перед ребенком, перед обществом, перед самой собой. Действует механизм: «Там ему будет лучше. Там его научат тому, что нужно».   
 
Удочерила дочь, от которой отказалась пять лет назад   
 
В 24 года Надежда развелась, у нее рос двухлетний сын, она была беременна. Еще один шок она испытала, увидев новорожденную дочь, – у нее не было руки. Решив, что одной с ней не справиться, Надежда подписала документы на отказ от ребенка.   
 
Со временем женщина нашла новую работу в магазине, получила малосемейку, а соседом оказался хороший человек: не только позвал ее замуж, но и усыновил ее мальчика. Как-то под Новый год нескольких работниц магазина направили с подарками в Дом ребенка. Когда юные артисты выступали с концертом, Надежда обратила внимание на худенькую девочку с печальными глазами. Она была в красивом платье, один рукав которого был пуст. Набравшись смелости, она подошла к директору и расспросила о ребенке. Пять лет, родилась зимой – все сошлось. Женщина призналась, что она – ее дочь.   
 
Директор предложила: «Хотите ближе познакомиться?», и проводила гостью в комнату к Леночке. Время пролетело незаметно – разговаривали, девочка показала игрушки и рисунки. Вернувшись в слезах, Надежда обо всем рассказала мужу. Он долго не думал: «Вырастим – давай забирай!». Пока оформляли документы на удочерение, родители каждую неделю забирали Лену домой. На удивление, адаптация прошла безболезненно: девочка подружилась с братом и новой родней, приехавшей с подарками из деревни посмотреть на нее. Как считает Надежда, помогает жить дружно характер дочери – добрый, неконфликтный.   
 
Дружная семья переехала в большую квартиру, и у Лены – своя комната. Ей изготовили хороший протез, и она рисует, хорошо учится в школе и мечтает о профессии дизайнера. А самое главное – стала первой маминой помощницей, когда родился еще один брат.   
 
Евгения Храмова:   
 
– Причина того, что женщины отказываются от детей, всегда одна – неготовность к материнству, неосознанность совершаемых действий для своего будущего и будущего своего ребенка. Это может иметь разные причины: экономические, моральные, физические и другие. Поскольку ответственность за содеянное будет нести только сама женщина, то и дело тоже только ее личное.   
 
Почему мамы забирают детей, спустя годы? Причины разного характера, например улучшилось финансовое положение. И все же самый важный момент – появилась семья, которая может оказать помощь и поддержку. Есть и такая немаловажная причина: как говорят в народе, совесть заела. Но, на мой взгляд, основное – это материнский инстинкт. Он рано или поздно все равно приходит.
 

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

девятнадцать − 9 =