Артист группы Эльмиры Сулеймановой: «Она переживала, что на концерты не продаются билеты»

0 0

Артист группы Эльмиры Сулеймановой: «Она переживала, что на концерты не продаются билеты»

Смерть певицы Эльмиры Сулеймановой стала потрясением для тысяч ее поклонников, многие до сих пор не могут смириться со столь внезапным уходом из жизни любимой певицы. Воспоминаниями о заслуженной артистке Татарстана поделился ее коллега, танцор ее группы Альберт Бачтанов.

«Для меня Эльмира была как старшая сестра»

– С Эльмирой мы знакомы давно. Пересекались на разных мероприятиях, здоровались, могли перекинуться парой слов. Однажды юморист Ирек Зарипов позвал меня на свой концерт. Туда как специальный гость приехала Эльмира. Там она понаблюдала, как я танцую. А потом мне предложила участвовать в ее концертах. В первое время далеко не выезжал, выступал только на концертах в соседних районах, а потом уже чаще и на других концертах.
 
Я учился на цирковом отделении Елабужского колледжа культуры и искусства. Эльмире особенно нравились мои интересные танцы с элементами акробатики, цирковых номеров. «Я не отдам тебя другим артистам, Альберт, давай со мной», – позвала она меня. И мы начали работать вместе.
 

В последние годы мы с Эльмирой особенно сблизились. Когда ушла Залия (Гараева, первый концертный директор певицы, – прим. Т-и), я работал и за администратора, занимался организацией концертов. Во время пандемии концерты прекратились, и прежний администратор Залия ушла от нее. Когда все восстановилось, Эльмира звонила ей, предложила возобновить концерты. Но Залия ей не ответила.
 
В прошлом году Эльмира приезжала ко мне в деревню на «корбан ашы». Она для меня была таким близким человеком, как родная старшая сестра. И сама она мне говорила: «Ты дорогой для меня человек». Она была истинной певицей, даже если болела, под «плюс» не пела, только вживую. «Спою хоть остатками голоса, но обманывать людей не буду, я так не могу», – говорила она. Была очень заботливой. Все время спрашивала: «Альберт, деньги есть у тебя, не голодный?» Я не помню, чтобы еще кто-то проявлял настолько большую заботу.
 
«С мужем друг другу доверяли»
 
– Куда вы ездили с концертами? Как проходили гастроли? 
 
– С Эльмирой мы объездили весь Татарстан и Башкортостан. Часто бывали в регионе Сибири. Только после пандемии концерты шли уже немного тяжело. Были точки, где удалось продать всего 40 билетов, такие концерты приходилось переносить. «Я же не могу заплатить из своего кармана, Альберт», – говорила Эльмира.
 
Мы должны были начать сезон 25 января с концерта в санатории «Бакирово». Планировали поехать в Туймазы, Нефтекамск, Буздяк. Договорились, что 18 декабря по пути на банкет в Нефтекамске занесем афиши и билеты. К сожалению, этим планам не суждено было сбыться.
 

Гастроли проходили хорошо, благодаря исключительной заботливости Эльмиры. Она никогда не отделялась от группы, всегда с нами. Как только выезжаем из города, уже начинает: «Ребята, сейчас куда-нибудь заедем, покушаем». Мы ей говорим, что еще не голодные, только что из дома, а она даже не слышать не хотела. И сама ела с нами, никогда не сидела отдельно за столом. Где сама ночует – там же для нас снимала комнату.
 
Как-то наш концерт в филармонии пришелся на канун ее дня рождения. Она никого из нас не оставила – всех взяла, сняла дом на въезде в Казань, и мы там весело отпраздновали, с шашлыками.
 
В последнее время тон нашего общения стал очень доверительным и мягким, как бывает у родственников. Звонит она мне: «Ну, что народ делает?» – это было ее любимое выражение. Говорит: «Альберт, что-то не соображу, чего бы приготовить? Ты что сегодня готовишь?» Говорила просто, с теплотой, как с родным человеком.
 
– Эльмира по десять дней не бывала дома из-за гастролей, она была спокойна за свою семью?
 
– Снаружи казалась спокойной, но в душе, конечно, волновалась, я думаю. Постоянно созванивалась с мужем, свекровью, спрашивала о детях. Перед тем как уехать с гастролей, мы обычно ходили по магазинам, она своим детям набирала кучу пакетов с гостинцами, подарками.
 
То, что жена – артистка, уезжает на гастроли, ее муж воспринимал спокойно. Если бы на его месте был кто-то ревнивый, наверняка запретил бы уезжать или потребовал найти другую работу, с девяти до шести. Дима с пониманием относился к ее поездкам. Они доверяли друг другу.
 

– Вы были знакомы с родными Эльмиры – с братом, ее мамой?
 
– Я не бывал в квартире ее матери. Когда ее юбилей проводили в кафе, Фидания апа просила Эльмиру позвать меня: «Пусть Альберт придет, станцует индийский танец». С Маратом у нас тоже были хорошие, добрые отношения.
 
Однажды Эльмира с маленьким сыном Артемом одна осталась на даче. Она мне позвонила: «Дима на работе, что-то одной мне на даче неспокойно, если можешь, приезжай, пожалуйста». Позже к нам приехал и ее брат Марат. Хорошо отдохнули, шашлыки пожарили, пообщались.
 
– Не было ревности со стороны мужа? 
 
– Нет, он понимал, что мы просто друзья.
 
«Повышать голос, ругаться – Эльмира на такое не способна»
 
– Были какие-то веселые, смешные истории во время гастролей? Можете поделиться?
 
– Работать с ней было очень приятно. Она никогда не говорила разных пошлостей или сплетней. В то же время с ней было интересно. Как-то она переоделась в белое платье к следующему выходу, а молния на спине взяла и разошлась! А ведущая уже зовет ее на сцену. Мы не знаем, что делать! За три секунды закрепили булавками. Я говорю: «Эльмира, ты уж больно по сцене не ходи, просто стой там где-нибудь с краю, ладно». Она говорит: «Ну что, мне теперь как робот стоять, не двигаться». Тогда мы весело посмеялись. А булавки так и продержались, пока Эльмира не спела и не вернулась за кулисы.
 
Она ведь не любила бешено скакать по сцене, была сдержанной, скромной. И песни у нее были всегда глубокие. Пустых, дешевых песен она не пела. Ни об одной ее песне не скажешь: «Да ладно, разве это песня!» – все со смыслом.
 

– Ей приходилось руководить коллективом, наверняка не всегда все шло гладко. Она злилась, ругалась? Из-за чего она могла быть недовольной?
 
– Я даже не могу ответить на этот вопрос, знаете. Я вообще не помню, чтобы она повышала голос. Много лет вместе работаем, но я ни разу не видел, чтобы она ругалась или конфликтовала с артистами. Если баянисты опаздывали на репетицию, она могла расстроиться и просто показать свое недовольство: «Ну где вы ходите?» А злиться, кричать, ругаться – Эльмира вообще не такая.
 
– Она хорошо платила вам за работу?
 
– Всегда хорошо платила. Иногда ей говорил: «Эльмира, плати только то, о чем договаривались, ты же себе совсем денег не оставляешь». Старалась заплатить даже больше. В вопросе денег была очень честной.
 
– Расскажите, как она приезжала к вам в деревню. Как к этому отнеслись ваши родственники? Не каждый же день у тебя гостят известные артисты.
 
– Я выступал с концертом в соседней деревне Усали Мамадышского района. Зал был битком. После концерта за чаепитием договорились, что проведем «корбан ашы». Эльмира сказала, что тоже хочет приехать. И за день до мероприятия, с подарками, гостинцами, вместе с Артемом она приехала. На следующий день закололи барашка, собрали гостей.
 

Моя мама была очень счастлива, что приехала Эльмира. Сейчас она очень тяжело переживает ее смерть. «Встаю с утра – плачу, каждый день. В это невозможно поверить», – говорит мама. Эльмира и сама очень тепло к ней относилась. Когда моя мама приезжала в Челны, Эльмира обязательно приходила с ней пообщаться.
 
Я работал со многими артистами. Другие как-то пытаются подчеркнуть, что они выше по статусу. Но в Эльмире не было ни капли этого высокомерия. Могла после концерта фанатов пригласить в гримерку, угостить чаем, подарить всем диски. А другой просто отмахнулся бы: «Ай, скажите, что я ушел».
 
«Переживала, что билеты на концерты не продаются»
 
– Когда вы в последний раз общались с Эльмирой?
 
15 декабря она написала, что не сможем поехать на банкет, который у нас был запланирован на 18 декабря. Она говорила, что простуда никак не проходит. Позже мы с ней созвонились. Она пожаловалась на слабость. «Скорее бы закончить этот ремонт, все в пыли», – сказала она. Они начали капитальный ремонт в комнате сына Артема. Говорит: «Как же после ремонта уберу весь дом?» А я ее успокаивал: «Да не переживай, Эльмира, сам приду помогать, не трать из-за этого нервы».
 
Видимо, какие-то переживания, тревоги она держала внутри себя, копила в душе, и вот такое случилось… Также слышал от нее, что она устала от всего.
 

– Почему она так сказала, интересно? В семье у нее тоже были какие-то проблемы?
 
– Они бывают в любой семье. Нет человека совсем без проблем. Она также очень переживала, что билеты на ее концерты не продаются. «Почему к другим артистам на концерты приходят, а на мои – нет?» – терзалась она.
 
– Судя по группам в соцсетях, Эльмира Сулейманова была суперпопулярной в свое время. Почему ей не удалось сохранить эту популярность?
 
– Я не согласен с вами. Ее популярность никогда не снижалась. Просто сейчас конкуренция очень большая, на сцене полно бестолковых артистов. Сейчас, чтобы удержаться в шоу-бизнесе, нужно очень много денег. Раньше радио, телевидение сами просили ее песни, а в последнее время даже за ротацию приходится платить уже самому артисту. Содержать группу тоже дорого. Но, несмотря на трудности, мы не оставались без работы, хочу сказать. Эльмиру постоянно звали на банкеты.
 
– Эльмиру проводили быстро, многие даже не успели с ней попрощаться… 
 
– Да, я тоже считаю, что похороны прошли не так, как надо… Когда у морга ждали тело, мы подошли к Диме. Предложили прощание провести где-нибудь перед Домом культуры. Радио «Күңел» тоже было готово взяться за организацию. Но родные отказались.
 
Людей на похороны приехало много. Было бы еще больше, половина даже не узнали. Чего только не было в интернете, люди запутались: кто-то приехал к моргу, кто-то – на кладбище «Молодежное»…
 
У Эльмиры почитателей творчества было много. Надо было дать людям возможность с ней попрощаться. Потому что она пела только песни с глубоким смыслом, не выходила к зрителю с чем-то дешевым и недостойным. За это ее уважали, любили. У меня остались афиши, билеты на запланированные концерты Эльмиры, буду хранить их как память…
 
Автор: Гульназ Хабибуллина, intertat.tatar; перевод с татарского
Фото: из личного архива Альберта Бачтанова

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать + 12 =