Заграница не поможет: жителям Татарстана придется забыть дорогу в Европейский суд по правам человека

0 0

Заграница не поможет: жителям Татарстана придется забыть дорогу в Европейский суд по правам человека

Россия со вчерашнего дня перестала быть членом Совета Европы в связи с известными событиями на Украине. Для рядовых россиян это означает, что они не смогут больше обращаться в Европейский суд по правам человека, оспаривая действия российских органов власти. «Вечерняя Казань» вспомнила, кому из жителей Татарстана удалось за последние годы получить защиту в Страсбурге, и спросила у юристов, чем для нас чреват выход из-под юрисдикции ЕСПЧ.    

Компенсации по 10,5 тыс. евро обязал в 2019 году выплатить ЕСПЧ двум жителям Альметьевска и одному казанцу, которых били и пытали полицейские. Дойти до Страсбурга жертвам произвола помогли правозащитники. Стоит отметить, что до этого пострадавшие от полицейских кулаков и электрошокеров уже получили по решению российских судов компенсации от 50 до 200 тыс. рублей (а их обидчики понесли наказание от условного срока до нескольких лет колонии), но Страсбург оценил страдания потерпевших дороже.    

В 2020-м казанский  гражданский активист Еркен Сарсембаев отсудил в ЕСПЧ у России 9 тыс. евро за то, что еще в 2007 году стражи порядка надавали ему тумаков за участие в пикете обманутых дольщиков.

В прошлом году Страсбургский суд назначил компенсацию в 2,8 тыс. евро казанцу Ростиславу Малахову, на которого следователи пытались повесить громкие преступления – убийство африканского студента КФУ и погром на Ново-Татарском кладбище. В итоге, продержав парня три года в СИЗО, его вину так и не доказали…  

Тот же Европейский суд по правам человека поручил выплатить 45 тыс. евро вдове Радика Рамазанова, по ошибке застреленного в Казани сотрудниками МВД в январе 2007 года. А вдова умершего после допроса в татарстанской милиции Жавдата Хайруллина отсудила в Страсбурге 50 тыс. евро.

– Если мы больше не сможем подавать жалобы в ЕСПЧ, это станет настоящей катастрофой. Где же тогда искать защиту людям, обиженным отечественным правосудием? – переживает правозащитник Еркен Сарсембаев. – Я ведь от многих слышу фразу: «Если у нас не найду правды, дойду до Страсбурга!» И вот у этих людей отнимают надежду. Насколько я знаю, за последние несколько лет из России в Европейский суд поступили десятки тысяч обращений, то есть он очень востребован у наших сотечественников. Правда, многие решения в пользу истцов наша страна исполнять не хочет, не признает их.

В свою очередь профессиональные юристы отмечают, что далекий и не очень уважаемый российскими властями Страсбургский суд все-таки оказывал положительное влияние на  работу нашей правоохранительной системы.

Адвокат Руслан Нагиев в разговоре с корреспондентом «ВК» привел в пример случай из своей практики. Несколько лет назад он помог одному из клиентов составить жалобу в ЕСПЧ на плохие условия в казанском СИЗО-1, где тот просидел более года, но, как выяснилось, зря, поскольку впоследствии был полностью оправдан судом.

– Его жалоба была удовлетворена, человек получил компенсацию. При этом в СИЗО-1 тоже сделали из этой истории выводы, условия содержания арестантов там были улучшены, – говорит Нагиев. – То есть борьба одного человека с системой сделала благо для многих других. Есть и другие примеры. Так, именно после вмешательства Страсбургского суда апелляционные жалобы по поводу меры пресечения в российских судах стали рассматривать гораздо быстрее. Если раньше это могло длиться по несколько месяцев, то потом ЕСПЧ разъяснил, что это нарушение, и наши суды с этим согласились.  Так что ЕСПЧ – инстанция, которая стимулировала правоохранительные органы в России придерживаться принципов справедливости. И то, что мы будем от него отрезаны, это, конечно, большая потеря.

– Думаю, это отразится на нашем правосудии не лучшим образом, – солидарен с коллегой адвокат Вениамин Чубаренко. – ЕСПЧ был для нас этакой линзой, через которую соблюдение прав человека в разрезе европейских конвенций транслировалось на нашу судебную систему и нашу действительность.

Впрочем, как говорят юристы, у россиян, жаждущих добиться евросправедливости, еще есть время.

Европейская конвенция по правам человека действовала на территории нашей страны вплоть до даты исключения России из Совета Европы – 16 марта 2022 года. Так что в Страсбургский суд можно жаловаться на все нарушения прав, совершенные до 15 марта включительно, если средства внутренней правовой защиты будут исчерпаны. Причем неважно, когда они будут исчерпаны – хоть в 2024 году, хоть в 2025-м. Жалобы, уже поданные в ЕСПЧ от жителей России (на сегодня их 17 тысяч), будут рассмотрены в обычном порядке.   

В свою очередь экс-министр юстиции РТ, адвокат Мидхат Курманов считает, что за последние годы шансы добиться справедливости выросли и в родном Отечестве. По данным Курманова, в одном только Шестом кассационном суде общей юрисдикции (Самара) отменяется около четверти решений татарстанских судов.

– Конечно, как адвокат я не могу не сожалеть о прекращении взаимодействия с ЕСПЧ. Ценность этого суда была в его независимости от нашей судебной системы. Но с другой стороны, в последние годы ЕСПЧ начал демонстрировать политическую заинтересованность, – рассуждает Курманов. – Взять дело Алексея Навального, которое там решили рассмотреть вне очереди, тогда как большинство истцов годами ждут рассмотрения своих жалоб. А ведь суд должен быть беспристрастен!

Получивший в последнее время широкую известность член Совфеда Андрей Клишас уверен, что россияне обойдутся без Страсбургского суда, а за защитой своих прав он посоветовал обращаться в Конституционный суд РФ. 

Заграница не поможет: жителям Татарстана придется забыть дорогу в Европейский суд по правам человека

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 + 17 =