Водитель казанского «краснобуса», насмерть сбивший студентку на пешеходном переходе, не признает вину

0 0

Водитель казанского «краснобуса», насмерть сбивший студентку на пешеходном переходе, не признает вину

Процесс по делу 32-летнего гражданина Узбекистана и бывшего водителя казанского «краснобуса» Тимура Гадиева, который два года назад сбил насмерть на пешеходном переходе 18-летнюю студентку, переходившую дорогу на зеленый свет, стартовал вчера в Вахитовском райсуде. Как выяснилось, подсудимый не признает вину в гибели человека, хотя за ним еще до смертельного ДТП числилось множество нарушений.    

Напомним, авария, которая унесла жизнь 18-летней студентки экономического колледжа Екатерины Титовой, произошла вечером 2 ноября 2018 года на перекрестке Маяковского – Бутлерова. Виолончелистка Молодежного оркестра РТ спешила тогда на репетицию. Едва она ступила на пешеходный переход, дождавшись зеленого сигнала светофора, как ее сбил автобус 29-го маршрута, ехавший со скоростью около 45 км/ч. Девушка скончалась в машине скорой помощи. За рулем «краснобуса» марки «НефАЗ» находился Тимур Гадиев, заявивший позже, что выехал на перекресток на мигающий зеленый.

Семья погибшей настаивала на возбуждении уголовного дела в отношении Гадиева, требуя, чтобы его как минимум лишили водительских прав. Но следствие по результатам предварительной проверки пришло к выводу, что «ДТП произошло по неосторожности пешехода Титовой, которая при включении ей зеленого сигнала светофора, не убедившись в безопасности и не оценив расстояние до приближающегося автобуса, приступила к пересечению проезжей части», а водитель «не располагал технической возможностью остановиться у стоп-линии, не прибегая к экстренному торможению». А если бы он резко затормозил, стоящие в салоне автобуса пассажиры могли получить при падении травмы, дал заключение эксперт-автотехник.

Возмущенные такими выводами родственники Екатерины Титовой пожаловались в прокуратуру и все-таки добились возбуждения дела по статье «нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека». Сейчас оно дошло до суда.

На вчерашнем заседании Тимур Гадиев сообщил о себе, что является гражданином Узбекистана, работает в казанском ПАТП-4, но уже не водителем, а слесарем, воспитывает двоих несовершеннолетних детей. Подсудимый заметно волновался, но лица не прятал.

– Гадиев, управляя автотранспортным средством, приближаясь к регулируемому перекрестку Бутлерова – Маяковского и имея реальную возможность заблаговременно обнаружить, что на светофоре включился запрещающий движение желтый сигнал, не принял возможные меры для снижения скорости вплоть до остановки автобуса и совершил наезд на пешехода Титову, приступившую к пересечению дороги на зеленый сигнал светофора возле дома на Бутлерова, 36… В результате ДТП пешеходу причинены телесные повреждения, от которых она в тот же день скончалась по пути в больницу. Судебно-медицинская экспертиза обнаружила на теле Титовой тупую значительную травму… – в этом месте гособвинитель прервался и, сочувственно взглянув на плачущую мать погибшей девушки, обратился к судье: – Ваша честь, я, наверное, не буду дальше перечислять?

Судья Алмаз Мухаметшин возражать не стал.

 – Свою вину признаете? – спросил он у Гадиева. Тот молчал, будто колеблясь.

 – Признаете? Не признаете? – повторил судья.

Водитель казанского «краснобуса», насмерть сбивший студентку на пешеходном переходе, не признает вину

После паузы подсудимый отрицательно мотнул головой. Суд перешел к допросу свидетелей.

 – Я была за рулем, когда мне стали звонить и говорить, что Катя попала в аварию, – рассказала мама погибшей Оксана Титова. – Я сначала не поняла, думала, это мошенники. Я за пирогами ехала для поминок своей матери… Когда хоронили Катю, со смерти ее бабушки было ровно девять дней.   

По словам Оксаны, узнав, что Катю повезли на скорой в горбольницу, но не предполагая, что дочь в крайне тяжелом состоянии, она направилась на место ДТП:

– Там стоял автобус с разбитым лобовым стеклом, разбитыми фарой и зеркалом, как раз с правой стороны. Ко мне подошел полицейский, сказал, что Катя тяжелая, нам надо ехать в больницу. Я спросила, сколько метров автобус проехал от пешеходного перехода – мне показалось, что он стоял очень далеко от места происшествия. Они пошли мерить, по-моему, 45 метров получилось, то есть водитель не тормозил.

Кондуктор 29-го автобуса Гульсина Нугманова сообщила, что не видела сам наезд:

– Я сидела в телефоне. Услышала крик пассажирки с переднего места: «Ой, девочка!». Когда вышла из автобуса, увидела, что на земле лежит девушка. К ней тут же подбежала одна прохожая, начала оказывать помощь.

 – Вы вызывали скорую? – поинтересовался гособвинитель.

– Нет, – ответила кондуктор.

– А водитель?

– Не помню.

Как выяснилось, на номер 112 позвонил сотрудник одной из городских больниц, возвращавшийся в тот вечер с работы по Бутлерова. А первую медицинскую помощь сбитой виолончелистке оказала молодая врач РКБ Елена Кондратенко, которая также случайно оказалась поблизости.
 
– Было уже темно. Я шла по Бутлерова, услышала глухой хлопок, оглянулась, увидела на дороге лежащую девушку, подбежала к ней и стала оказывать помощь, – рассказала она. – Водитель автобуса мне помогал. Принес аптечку. Потом приехала скорая, я сопровождала девушку до больницы. Водитель автобуса мне потом звонил, я ему дала свой номер, он спрашивал о состоянии девушки.

В свою очередь бывший замдиректора ПАТП-4, которое обслуживает 29-й маршрут, сообщил в суде, что в автобусе, которым управлял Тимур Гадиев, были установлены четыре видеокамеры. После ДТП он просмотрел записи и увидел, что водитель выехал на перекресток на мигающий зеленый.

–  Мое личное мнение – там большой перекресток. Если бы на светофоре для пешеходов зеленый свет загорался на три секунды позже, чем красный для машин, ситуация там была бы другая. Поток машин не успевает покинуть перекресток, для них уже красный горит. А Тимур хорошо работал, проблем с ним никогда не было, – заверил бывший начальник Гадиева.

– Говорите, проблем не было? А вы знаете, что, по данным ГИБДД, у Гадиева с 13 мая по 2 ноября 2018 года было 26 нарушений? – возразил на это представитель потерпевшей стороны Рустем Мухаметзянов. Он также сообщил, что родители погибшей подали гражданский иск к ПАТП о возмещении морального вреда в размере 1 млн рублей.

Отметим, что близкие Екатерины Титовой изначально винили в ее смерти не только водителя.

«Есть здесь и вина автотранспортного предприятия, которое создает такие условия для работы водителей, при которых они вынуждены гонять/нарушать. Есть и вина мэрии, которая даже в центре туристического города, в местах массового обучения людей, не может создать безопасную общественную среду, как это сделано, например, в центре Москвы», – писал в соцсетях о трагедии брат Кати Александр.

После вчерашнего заседания подсудимый подошел к Оксане Титовой и, с трудом подбирая слова, впервые с момента смертельной аварии принес ей извинения и соболезнования. Мама погибшей сухо укорила его: что ж два года ждал.

Водитель казанского «краснобуса», насмерть сбивший студентку на пешеходном переходе, не признает вину

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

7 − 6 =