«Сказала психологу, не буду лечиться, хочу умирать худой»: что такое нервная анорексия и чем опасна

0 0

«Сказала психологу, не буду лечиться, хочу умирать худой»: что такое нервная анорексия и чем опасна

Уровень смертности от анорексии в мире больше чем от других психических заболеваний. Каждый год умирает примерно 5% больных девушек, еще 10% могут умереть в ближайшие десять лет, так как заболевание имеет тяжелые последствия на организм.

Официальной статистики заболеваемости в России до сих пор нет. Долгое время диагноз не рассматривался как болезнь психики – анорексию пытались лечить гастроэнтерологи и педиатры.  

Нервная анорексия – это не отсутствие аппетита и не особенность пищеварения, это самостоятельное ограничение себя в еде или полный отказ от нее. Больные не могут остановиться и стремятся сбросить все больше и больше.  
 
Мне очень близка эта тема – врачи поставили диагноз «нервная анорексия» в четырнадцать лет. Это распространенная практика для такого возраста, тем более среди спортсменок, где вес напрямую влияет на результаты. С подругами мы соревновались не только на тренировках, но и по количеству еды. Побеждала та, что не ела, почти не пила воды и весила значительно меньше нормы.
 
«Мне было морально плохо»
 
Марина – девушка, пережившая анорексию,  поделилась своим опытом: «В четырнадцать лет решила, что нужно похудеть. Начала тайно выбрасывать еду, старалась не потреблять больше 400 калорий в день (минимальная норма – 1300, прим.  ред.) Мне было морально плохо, когда в моем желудке еда держалась дольше пяти минут – я вызывала рвоту, пила слабительное чтобы «очиститься».
 
Через год с весом 40 килограмм я попала в реабилитационный центр. И вместо того чтобы лечиться, я продолжила сбрасывать вес. Со мной в комнате жила девочка, весившая 32 при росте 174. Она падала в омраки, могла не просыпаться по 4-5 дней подряд. Девочка не могла ходить, не могла сидеть и стоять. Я стала ее сиделкой и тайно мечтала похудеть до такого же состояния. У меня выпадали волосы, сползали ногти, по ночам я просыпалась в судорогах.  Потом пошла и сказала психологу: «К черту восстановление, я хочу умирать». Он ответил, что в своей голове он меня уже похоронил.
 
На мое выздоровление повлияло два фактора. Первое – моя сестра позвонила мне в больницу и спросила у врачей,  выживу ли я. И второе – моя соседка по комнате, весившая 32 килограмма, умерла. Тогда я поняла все риски болезни и искренне захотела вылечиться»
 
«В зеркале будет видеть толстое тело»
 
Специалист в борьбе с расстройствами пищевого поведения, психолог Юлия Горбунова расскажет об анорексии подробнее. Раньше ее жизнь была наполнена мыслями о диетах, тревогой и неуверенностью к себе, но девушку спасла психотерапия. Юлия получила два психологических образования. Теперь она сама помогает людям жить полной жизнью, не откладывая счастье на «когда похудею».
 
– Кто подвержен анорексии в большей степени?
 
– Чаще всего анорексией болеют дети в подростковом периоде. Влияют особенности возраста: из-за гормонов увеличивается масса тела. Это особенно болезненно для девочек. Их, к сожалению, подвергают объективизации с раннего детства. Внушают, что внешность может использоваться как социальный лифт, значит нужно соответствовать стандартам красоты. Мамы часто комментируют фигуру дочери, обсуждают пропорции тела.  Поэтому анорексия так сильно проявляется у девочек-подростков.   Синдром отличницы – еще один фактор развития болезни. Все девушки, страдающие анорексией,  жуткие перфекционистки.
 
В первую очередь,  это задача родителей: объяснить детям, что тела могут быть разные и набирать вес это нормально. Что при выборе окружения нужно делать ставку на внутренние качества, а не внешние. Но, кажется, родители сами этого не понимают:  и своими высказываниями по поводу внешности создают детям комплексы. Одна фраза, брошенная мимо дела – «ой, доченька что-то ты поправилась» может стать инициатором анорексии.
 
Родителям стоит снижать свою тревожность по поводу образа тела. В семьях, где полнота и целлюлит считаются пороком и грехом, никогда не будет психически здоровых детей.
 
– Больные осознают свою проблему?
 
– Человек с анорексией, даже при весе тридцать килограмм будет видеть в зеркале толстое тело. Когда люди говорят «ты же худой, одни кости» больным кажется, что им врут. Они не осознают своей болезни, это особенность психического расстройства. Как люди с шизофренией видят галлюцинации, так и анорексики воспринимают себя толстым при любом весе.
 
– У анорексии есть признаки, заметные окружающим – как понять, что человек болен?
 
– Вот основные симптомы болезни:
 
Круглосуточные разговоры про вес и про еду, кажется, что человек зациклен на похудении. Панический страх набрать вес, постоянный подсчет калорий. Боязнь еды, отношение к пище как к чему-то негативному. Анорексик отказывается от еды или говорит, что все сьел, а на самом деле выбрасывает. После приема пищи больной может специально вызывать рвоту – тогда на руках, костяшках пальцев остаются следы от зубов. Анорексик может специально принимать слабительные, мочегонные, диуретические средства. Осознанно изнурять себя чрезмерными физическими нагрузками. Человек делает все это, чтобы избавится от съеденного.
 
От голода анорексики падают в обмороки. Могут возникать нарушения сердечнососудистой и пищеварительной систем. Изменения сердечного ритма, повышенная утомляемость, проблемы со стулом.  У больных почти всегда подавленное, депрессивное состояние. Иногда они скрывают его, притворяясь, что с ними все в порядке.
 
Это тяжелое заболевание, требующее лечения в стационаре, большой командой врачей. Невозможно помочь человеку советом «ну начни нормально есть, в чем проблема».
 
– Что не следует говорить такими людям, чтобы не задеть их?
 
– Люди с расстройствами пищевого поведения очень чувствительные. Их задевают любые комментарии по поводу внешности, даже положительные воспринимаются как усмешка. Есть такое понятие «толстые разговоры». Это беседы на подобии «о боже мой, как я поправилась». Обсуждения взвешиваний, измерений, подсчета калорий, диет даже по медицинским показаниям – все это может вызывать сопротивление и негативные эмоции для больного человека.  
 
Еще не стоит пытаться контролировать чужую тарелку, спрашивать, когда и что он ест. Это позволительно только в период лечения – тогда больные едят строго под контролем врачей.
 
К сожалению, в России некоторые люди до сих пор считают, что если человек ходит к психологу, то он ненормальный и опасен для общества. Это совершенно не так – почти все больные опасны только для самих себя.
 
Фото: pixabay

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пятнадцать − 7 =