«Не могу зайти в курятник, душа болит…»

0 0

«Не могу зайти в курятник, душа болит...»

В селе Калмаш Тукаевского муниципального района обнаружили очаг птичьего гриппа. За короткое время были уничтожены все домашние птицы в селах Калмаш, Верхний Байлар и в поселке Новый. Что об этом говорят сами жители сел?

19 ноября в селе Калмаш Тукаевского района на перепелиной ферме в хозяйстве фермера Эдуарда Фролова обнаружили очаг птичьего гриппа. 21 ноября были уничтожены и утилизированы 52 тысячи живых перепелок, 171 кг мяса и 48 тысяч яиц. Правительством республики объявлен карантин, принято решение уничтожить всех домашних птиц в селах рядом с этим населенным пунктом. 

В первую очередь мы приехали в село Калмаш, где был обнаружен очаг птичьего гриппа, и встретились с главой Калмашского сельского поселения Равией Габдуллиной. «Когда у нас выявили заразную болезнь, нам сказали уничтожить всех птиц в трех селах, а в Тукаевском районе начать забой. Все это делалось по приказу министерства. Ветеринары объяснили, что это необходимо для предотвращения заражения. Все жители подошли ответственно, кто-то сдал птицу, кто-то успел забить. Сельчане живут с надеждой, что через четыре месяца можно будет взять цыплят, главное, чтобы такое не повторилось», – рассказала она.
 

Пообщавшись  с главой СП, мы решили пройтись по улицам села. Подошла к пожилому дедушке, который стоял около ворот, опираясь на палку. «Милая, я на улицу редко выхожу, ничего не знаю. Птиц в хозяйстве не держу, поэтому ничего об этом не слышал. На улицу выхожу – а село будто вымерло. Выйду вот так, постою немного, а здесь ни души…» – рассказал он.
 
«Было очень тревожно и страшно»
 
Встретили на улице еще одну жительницу, но и она знала об истреблении птиц лишь понаслышке, так как тоже не держит птиц. Тогда я постучалась в дверь одного из домов. Мне открыла Муршида апа. По ее словам, она из-за гриппа она лишилась 30 кур. 
 
«Сказали, что у нас нашли страшную болезнь, и увезли моих курочек, что я могла поделать. Анализы у них не брали, просто собрали со всего села в мешки и сожгли. Долго жгли, несколько дней мы смотрели на этот дым столбом. Было очень тревожно и страшно. Мне ни разу не доводилось видеть такого. Живу без мужа, недавно ушла на пенсию, решила, в селе тяжело без живности, вот и взяла кур.
 

Сказали, что цыплят и несушек можно будет взять только в апреле. Обещали компенсацию выплатить. У нас в каждом хозяйстве по 25-30 кур, многие продавали яйца. Когда ко мне заявились за птицами, посерчала на них, даже бахилы не надели, заглядывали в каждый дом. 
 
Гусей в этом году брать не стала – взяла утят, благо успела их пристроить. Кур жалко, сама цыплят разводила, растила… Такие красивые были, пестрыми все уродились. Детишкам тоже нравилось играть с цыплятами.
 
В курятник выйти не могу, знаете, сердце… душа болит… А в тот день вовсе свалилась с ног. Меня просят подписать бумагу, а я в ступоре, не понимаю, что делать. Они записывали, сколько птиц у кого изъяли. Что ж уж теперь… По 50 бройлеров растили, сейчас даже непонятно, как быть, страшно теперь», – беспокоится Муршида апа. 
 
Она указала нам дорогу к домам, расположенным в непосредственной близости от хозяйства, где обнаружили очаг. Уже подходя к хозяйству, мы увидели красный указатель – «Карантин». Чуть дальше на шлагбауме было написано «Санитарная зона». Охранник, конечно, внутрь нас не пропустил. «Здесь никого нет, входить нельзя, тут уже все сожгли», – сказал он. 
 

Недалеко от хозяйства расположены трехэтажные дома, за ними – сараи и другие хозяйственные постройки. Двери подъездов открыты. Прошлась по двум подъездам одного из домов – почти никто не открыл дверь. Лишь на пятом этаже дверь открыли двое мужчин, не понимающие татарского языка и, кажется, не совсем трезвые. Понятное дело, спрашивать у них о курочках было бы неуместно… 
 
Благо на улице встретили женщину, и она сказала, что поблизости кур никто не держит. Решили проехать к магазину – где, как не здесь, днем можно встретить сельчан. «Ой, мы не знаем. И не надоело вам ходить, расспрашивать, ну было и было», – отмахнулись от нас несколько человек. Еще две женщины, услышав от меня вопрос про случившееся, так же испугались и скрылись в магазине. Казалось, меня здесь почему-то боятся. 
 
Не оставалось ничего, как постучаться в ворота одного из домов. Мне не открыли – оно и понятно, будний день, все на работе.
 
«Лучше не смотрите, не травите душу…»
 
Зашли в другой магазин, там продавец направила нас к дому одного из пострадавших. Навстречу вышел молодой мужчина, он спешил в Челны. «Больше тридцати кур увезли в мешках, по всем домам на нашей улице прошлись. Документов не показывали. Про компенсацию еще ничего не слышал», – рассказал Ильшат.  
 
В соседнем доме проживает тетя Галя – в тот злосчастный день она лишилась 24 кур. 
 

«Сначала на телефон пришло сообщение, дескать, поймите правильно, ситуация критическая. Затем сами явились за птицами. Это было зрелище не для слабонервных – в «коронавирусной» одежде, в машинах ветслужбы. «Апа, вы лучше не смотрите, не травите душу. Мы их усыплять будем», – сказали они мне и увезли родимых. Сказали, что карантин продлится три месяца, новых птиц можно завести месяца через четыре. У нас такое впервые. Теперь вот боимся, а вдруг кто не послушается и кур заведет, а нам потом карантин продлят», – поделилась переживаниями тетя Галя. 
 
После нее я заглянула к Флере апа. В ее курятнике насчитывалось 15 кур и петух. «Против закона не пойдешь. Увезли – только вслед смотрели. Я только выписалась после операции. Не знаю даже, буду ли еще заводить птицу, это уж как здоровье позволит», – рассказала она. 
 

По улице медленным шагом с тросточкой шла немолодая женщина. Познакомились. Оказалось, Розалия апа заранее узнала об утилизации и успела забить семь куриц до прихода работников ветслужбы. 
 
«Выхожу в хлев и плачу»
 
Заодно мы решили заехать в поселок Новый – оттуда тоже увезли всю домашнюю птицу. И здесь улицы пустынные, никого не встретишь… К счастью, перед одним из домов женщина собирала калину. Разговорились, Нурсина апа рассказала, что незадолго до случившегося забила всю птицу. «Решила на зиму не оставлять – кормом запастись надо, нынче затратное это дело, кур держать», – рассказала она. 
 
Соседка Нурсины апа – Гульнур апа  говорит о своих питомицах со слезами. 31 курица пошла на сожжение. 
 
«Всегда с ними разговаривала, они мне отвечали песней… Теперь выхожу в хлев и плачу, не могу удержать слез. Плача, собрала последние яйца моих несушек. Почему заранее не сообщили?.. Я даже приболела, целыми днями плачу… Оно, конечно, если будет здоровье, новых кур заведем, не беда, но сегодня от этого не легче. Ко мне зашли под вечер, я не успела опомниться. Несколько лет назад у меня так же увезли корову. Пенсию платят – яйца и купить можно. Но сегодня очень тяжело, хоть и скотина, а живая душа…» – плачет она. 
 

«Заплатили бы хоть рублей 200, я б и простила. В этом году и картошка хорошая уродилась, и корма была достаточно. Дай бог, через четыре месяца снова заведу несушек. Сварила последние домашние яйца, сын говорит: «Мама, оставь на необходимое, мне не вари», – рассказала Гульнур апа. 
 
В другом хозяйстве Гульсина апа отдала на сожжение 24 курицы. 
 
«Кур покупала по весне, но оставалось несколько старых прошлогодних несушек. Накануне услышали, что в Калмаше нашли грипп, а на следующий день уже и к нам заявились. Усыпили, в мешки набросали и увезли. Было жалко, но и страшно. Говорят, некоторых успели забить, только мы такое мясо боимся в пищу употреблять. Времена такие – нет покоя ни людям, ни скотине. Обещали выплатить компенсацию. По весне новых цыплят купим. Мы кур в сарае держали, потому что еще в сентябре в газете писали, что птиц лучше не выпускать – есть опасность болезней. Мы поэтому их и не выпускали. Главное, самим быть в здравии, невелика потеря», – поделилась она. 
 
Супруг Гульсины апа Равиль абый показал сарай. На днях выпал снег, а тропинка к сараю не протоптана – нет кур, незачем и в сарай заходить… 
 
 «Сельчане обиды не держат»
 
Домашних кур изымали и у жителей села Верхний Байлар. В одном из домов меня встретил председатель Совета ветеранов села Касым абый Исламов. Они держат несушек только в летнее время, на зиму забивают. 
 
«Если выявлена болезнь, то это действительно очень страшно. Все это понимаем. Обещают компенсацию, но если бы заранее рассказали, что это вынужденная мера, что потерю обязательно компенсируют, мне кажется, люди бы отнеслись с большим пониманием, легче бы перенесли. А когда неожиданно в дома заявились люди в масках с сотрудниками полиции – сельчане, конечно, испугались, тут не то что кур, корову готов отдать. К нам тоже заглядывали, на слова поверили, проверять курятник не стали. Вроде как сельчане, у которых отобрали птиц, обиду за это не держат. 
 

Нам объяснили, что болезнь может распространиться в радиусе до пяти километров. Жалко тех, кто не успел забить гусей», – поделился Касым абый.
 
Недалеко от них проживают Марбуга апа с сыном Фирдаусом. Бабушке уже 90 лет, расставание с курочками перенесла так же тяжело. Благо куриц было всего 13. 
 
«Не воспротивились, подписали все бумаги. Нам сказали, что компенсацию выделят через три месяца. Это уж время покажет. Лучше бы, конечно, сначала пришли, проверили. Хорошо хоть гусей не брали в этом году, мама бы не перенесла. Десяток бройлеров забили еще в конце лета», – рассказал Фирдаус абый. 
 
 «Петушка жалко…»
 
У живущего по соседству Ахсана абый тоже увезли 13 кур. «Бабушек лишили любимого занятия», – улыбнулся он. 
 
По его словам, о решении утилизировать птиц сельчанам сообщили с вечера.
 
«А ведь ночью не зарежешь. Хоть бы денек дали. У нас курицы в сарае живут, между нашими селами лес, несколько километров. С другими птицами наши куры не контактировали – мы к ним даже воробьев не пускали. Обидно, это да. Месяц назад несушек привез, даже нестись еще не начали», – рассказал мужчина. 
 
На другой улице Салима апа и Ильдар абый так же скучают по своим птицам – 28 курочек и петуха отдали на сожжение. 
 

«Ни одного не оставили… Осталось надеяться на компенсацию. Жалко несушек, только летом новых купили. Петушка жалко, петушка… Ходил среди кур героем, весь такой пестрый, как цветочный букет. Меня дома не было, Ильдар мешок держал, пока кур усыпляли. Я бы так не смогла, сердце бы не выдержало… В первые дни плакала каждый раз, когда вспоминала», – говорит Салима апа. 
 
«Я одного не пойму: кур усыпили, увезли, но в сарае хоть какую-нибудь дезинфекцию нужно, наверное, сделать? Сейчас туда воробьи, вороны залетают – они разве не разносчики этих болезней?  Не можем же мы целыми днями этих ворон гонять. Мы не в обиде, не думайте. Коль приказ вышел – извольте все исполнять, против закона не пойдешь. Коль такая доля выпала нам, делать нечего, пусть Аллах от болезней убережет. Но все равно я думаю, что нужно было действовать масштабнее», – уверен Ильдар абый. 
 
С ними по соседству живут Флюр абый и Мулида апа, у них забрали 25 кур. 
 
«Сказали, что в Калмаше обнаружили очаг заражения и птиц всех утилизируют, чтобы дальше зараза не распространилась. Некоторые узнали еще с вечера, а мы узнали уже в день происшествия. С утра дочь позвонила, рассказала, и тут же к нам пришли. Вроде как про компенсацию пока точно неизвестно. 25 голов – это что, там в хозяйстве тысячи птиц сожгли – вот это действительно беда», – сказал Флюр абый.
 
Компенсация будет выплачена
 
После общения с сельчанами стало понятно одно: одним о сборе птиц сообщили заранее, для других это стало полной неожиданностью, одним пообещали компенсацию, другим не сказали ничего, одним показали приказ, другим не стали ничего разъяснять. Ясность в ситуацию внесла начальник отдела инфекционных болезней животных и организации противоэпизоотических мероприятий Кабинета Министров РТ Елена Ильина. 
 

По ее словам, в хозяйстве Фроловых были уничтожены и утилизированы 52 тысячи перепелок, в том числе 10 тысяч суточных птиц. В трех селах Тукаевского района уничтожены 1495 кур, 1068 гусей, 9 уток и 7 цесарок. 
 
«Компенсация, конечно, будет выплачена», – сказала Ильина. По ее словам, сумма компенсации будет рассчитываться исходя из цен на время изъятия птиц. «На данный момент идет подготовка необходимых документов для организации компенсационных выплат», – отметила Елена Ильина.
 
В хозяйстве, где был обнаружен очаг птичьего гриппа, проведены полная дезинфекция и все необходимые меры защиты. «В личных хозяйствах дезинфекция не проводится. Птиц изъяли для того, чтобы предотвратить возможное распространение инфекции. Были уничтожены все птицы в радиусе пяти км от очага птичьего гриппа», – пояснила специалист. 
 
Елена Ильина поделилась советами для тех, кто держит домашних птиц в личных хозяйствах. 
 

«Сейчас птиц необходимо содержать в закрытых помещениях, и не выпускать на улицу. Гусей и уток стоит зарезать. Домашних птиц нужно изолировать от птиц-синантропов – воробьев, ворон, галок, голубей, сорок. Нужно следить за состоянием птиц. Грипп вызывает падеж. Птицы становятся беспокойными, выделяют слизь, у них синеют гребешки. При первых симптомах необходимо сообщать в специальные службы. Инфекция подтверждается лишь лабораторным путем, поставить такой диагноз самостоятельно – нельзя», – пояснила начальник отдела инфекционных болезней животных и организации противоэпизоотических мероприятий Кабинета Министров РТ.
 
Фото: Татар-информ/ Салават Камалетдинов
 

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

14 + пять =