«Не могу хвастаться тем, что дочери живут за границей»

0 0

«Не могу хвастаться тем, что дочери живут за границей»

Как живут челнинцы, чьи дети когда-то покинули дом и осели за границей? Тяжело ли быть в разлуке с самыми близкими, осознавать, что внуки говорят на другом языке, мириться с редкими встречами? Об этом они рассказали «Челнинским известиям».

Обе дочери уехали из России

 
У Петра Минеева четверо детей, две его дочери покинули родительский дом, уехав за границу. Сначала старшая Луиза, которая училась на третьем курсе челнинского вуза, сообщила отцу, что собралась к парню в Португалию, он  –наш земляк, уже некоторое время жил там и пригласил ее к себе. Петр Иванович был знаком с ним и с его семьей, но такую новость воспринял отрицательно.
 
– Я считал, что молодой 20-летней девушке будет сложно. Это вам не Россия, где мы можем помочь в любое время. А супруга была не против. В итоге мне позвонил ее парень Александр из Португалии. Помню, спросил его, можно ли ему довериться, он ответил: «Да». Тогда я сказал ему, чтобы они официально узаконили отношения, и в итоге, через два с половиной месяца они поженились, – вспоминает Петр Минеев.
 
Уже 11 лет Луиза живет в Португалии, они с мужем получили гражданство, купили жилье. А пять месяцев назад у них родились двойняшки, и семья переехала в Германию,  потому что там лучше социальные гарантии. Петр Минеев надеется, что дочь и зять сделают внукам российское гражданство.
 
Муж Луизы – шеф-повар, а она работала официанткой, управляющей залом, потом стала заместителем начальника кафе. Выучила португальский, итальянский, английский. Сейчас учит немецкий, но не забывает татарский и русский языки.
 
– Все думают, что за границей люди в евро купаются, и когда я рассказываю об этом дочери, она говорит: «Пусть поживут тут и узнают, чего стоит этот путь». Когда я в первый раз приехал в Португалию, дочь поинтересовалась моим впечатлением о стране. Помню, мне почему-то было тревожно, люди улыбаются, но кажется, что за пазухой у них камень. Она ответила: «Да, так и есть, работая помощником директора, приходится быть очень осторожной». В России люди проще, – вспоминает Петр Минеев. 
 
Когда он смирился с переездом старшей дочери, младшая Дарья вдруг сообщила, что собирается выйти замуж за турка. Она с подругой ездила работать аниматором в Турцию и там познакомилась с будущим зятем. Парень приехал в Россию просить у отца руки Дарьи, старший Минеев согласился. Уже через год она приехала на родину рожать первенца. Сейчас внуку почти два года. И опять, на время пандемии, Дарья приехала к отцу. Петр Минеев мечтает, чтобы его турецкий зять переехал в Россию, ведь у нас много турецких компаний, где он может устроиться на работу.
 
 
– Если вы спросите меня, где мне нравится больше: у дочерей за границей или в Челнах, я отвечу – дома. Уже через две недели хочу на родину. Знакомые часто говорят: «Как здорово, что твои дети за границей». А я не могу этим хвастаться, не вижу ничего особенного. Да, у меня есть возможность путешествовать благодаря этому, но больше плюсов не вижу, – признается  Петр Минеев.
 
Возраст старения сложно проживать в другой стране
 
Дочь Натальи Конаш – Елена – уже 20 лет живет во Франции. Она окончила факультет романо-германских языков в Ижевском университете и пошла по стопам матери работать в школу. Но из-за маленькой зарплаты была вынуждена искать себя в другом. 
 
Девушка в 90-е уехала во Францию и устроилась гувернанткой. Спустя два года работы мама уговорила Елену вернуться в Россию. Девушка устроилась в КамПИ преподавателем французского и английского языков, но через год снова уехала во Францию, где окончила университет Сорбонна, школу гостеприимства, получила дополнительное образование экскурсовода, администратора гостиниц, а потом вышла замуж. Ее дочери уже 15 лет, сыну – 7. У них двойное гражданство, и они прекрасно знают и русский, и французский языки.
 
Наталья Конаш очень часто гостит у дочери, каждый раз останавливаясь там по три месяца. 
 
– Если сложить все визиты, то получится, что я прожила во Франции пять лет, – говорит она.
 
Наталья Конаш признается, что ее дочь до сих пор очень тоскует по России и, несмотря на долгие годы жизни во Франции, осталась «нашей». 
 
– Дочь любит Татарстан, часто готовит национальные блюда. И ее муж тоже полюбил Россию, наши традиции. Помню, когда он впервые приехал в Челны, мне было неловко за обшарпанные стены в подъезде, я попросила его не обращать на это внимание. А он сказал мне: «Ты видишь не то, что должна видеть, вы богаты другим – гостеприимством, чистотой души, но не бережете этого», – вспоминает Наталья Никитична.
 
Сейчас Елена живет в городе Брест на северо-западе Франции на побережье Атлантического океана. 
 
– Когда дочь впервые уезжала во Францию, были тяжелые времена, у меня умер муж, нужно было учить сына, требовались деньги, и тогда я поддержала Елену, но сейчас иногда очень грущу из-за того, что она так далеко. На родине проще, не зря говорят: где родился, там и пригодился. Переезд в другую страну – это сложно, нужно адаптироваться к совершенно другому миру. Я ведь тоже уже могла переехать во Францию к дочери, но понимаю, что лучше ездить туда просто отдыхать, в отпуск. А жить – это другое, романтика проходит, – говорит Наталья Конаш. 
 
Она считает, что нет ничего лучше родины. Из минусов во Франции она отмечает налоги, позднюю пенсию. Впереди – возраст старения, и его сложно проживать в другой стране, считает она.
 
– Там другое отношение к старикам, там очень много домов престарелых, и дети часто сдают туда своих родителей, – говорит Наталья Никитична.
 
Фото: Челнинские известия

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × три =