«Намухлевали с переселением, а мы виноваты!»: в Татарстане ГЖФ готовится сделать бомжами семью бывших «аварийщиков»

0 2

«Намухлевали с переселением, а мы виноваты!»: в Татарстане ГЖФ готовится сделать бомжами семью бывших «аварийщиков»

Во введении в заблуждение, или, проще говоря, в обмане обвиняет семья из Чистополя местную администрацию и Госжилфонд РТ. По словам бывших «аварийщиков», переселяя их из старого дома, им обещали квартиру в социальный наем. А спустя два года после новоселья выяснилось, что жилье предоставлено в соципотеку и переселенцы задолжали ГЖФ крупную сумму. Теперь им грозит выселение.   

«В Чистополе хотят выселить на улицу инвалида, а администрации, прокуратуре и суду нет дела! Полнейший бардак!» – пожаловался в «Инстаграме» Рустаму Минниханову 29-летний чистополец Виктор Кодочигов.

Как рассказал корреспонденту «Вечерней Казани» автор поста, его семью хотят выселить из квартиры, в свое время «с боем» полученной вместо аварийного жилья.

По словам Виктора, в 2003 году Чистопольский горсуд обязал местные власти предоставить его родителям – Наталье и Александру Кодочиговым – квартиру, так как их жилье было признано аварийным. На тот момент двое детей супругов были несовершеннолетними, отец семейства – глухонемой инвалид.

Однако новоселья жителям аварийного дома на улице Чернышевского пришлось ждать еще четыре года. Чтобы получить квартиры в черте города, а не в районе, «аварийщики» тогда жаловались во все инстанции и даже объявляли голодовку.

В конце 2007 года Кодочиговы наконец въехали в трехкомнатную квартиру в доме № 8 по улице Полющенкова. Договор с семьей в начале того же года заключил Госжилфонд РТ через поверенного – социально-ипотечный потребительский кооператив «Строим будущее». По словам Виктора Кодочигова, при заселении сотрудники районной администрации и ГЖФ заверили его родителей, что жилье им предоставляется в социальный наем, несмотря на то, что они подписывают договор о социальной ипотеке.  

– Дело в том, что, вселяясь в квартиры, все жильцы подписывали договоры социальной ипотеки, – пояснил Виктор. – Конечно, название договора беспокоило жителей, они не были согласны на ипотеку, даже социальную, но их заверили, что договор – просто формальность, юридически так положено, а на самом деле будет соцнаем. Два года мои родители жили спокойно, платили за наем. А в 2009-м нашей семье внезапно прислали требование погасить задолженность по социальной ипотеке. Как это вообще возможно? Сколько нужно времени, чтобы заметить, что человек не платит за ипотеку? Неужели два года? Видимо, в ГЖФ специально дожидались, когда срок исковой давности по оспариванию договора закончится, и предъявили требование по оплате! В 2012 году ГЖФ подал иск о взыскании платежей по ипотеке, мы, конечно, проиграли. Кстати, только в суде мы впервые увидели график платежей по соципотеке – представитель ГЖФ его предъявил. Когда заключали договор, никакого графика не было и родители его не подписывали, потому что ипотека им не по карману: за соцнаем в месяц надо платить 685 рублей, а за ипотеку – 8 – 9 тысяч, плюс столько же за коммунальные услуги. В 2016 году к нам подали еще один иск о взыскании задолженности, мы снова проиграли. В итоге приставы успели взыскать с родителей 400 тыс. рублей, но должны остались еще больше 2 млн и сейчас ГЖФ готовит документы для выселения.

«Намухлевали с переселением, а мы виноваты!»: в Татарстане ГЖФ готовится сделать бомжами семью бывших «аварийщиков»

Виктор Кодочигов обращает внимание на то, что их семья – единственная из переселенных в новостройку «аварийщиков», кто оказался в плачевной ситуации, хотя договоры социальной ипотеки заключали все. Сравнив свои и соседские документы на квартиру, Кодочигов обнаружил разницу лишь в протоколе выбора квартиры. У соседей, также переехавших из аварийного дома, в протоколе упоминается о предоставлении жилья в социальный наем. А в протоколе у Кодочиговых такого пункта нет, в остальном договоры одинаковые.

Разумного объяснения, откуда взялась небольшая, но существенная разница в документах, хотя его родители тоже писали заявление о предоставлении жилья в соцнаем, у Виктора нет. Поэтому он начал подозревать, что таким образом районные власти с помощью ГЖФ решили отомстить его матери за слишком активную позицию в нулевые – когда жители аварийного дома требовали предоставления квартир.

– Моя мама тогда писала жалобы во все инстанции, и местные чиновники угрожали ей – мол, ты, Наталья, довыступаешься, ничего не получишь. Как я понимаю, действительно отомстили.

Разбираясь в темной истории с квартирой, Виктор Кодочигов обнаружил еще одну странность. Он нашел отчет от 2008 года тогдашнего главы администрации Чистопольского района Вячеслава Козлова тогдашнему исполнительному директору ГЖФ РТ Талгату Абдуллину. В отчете указано, что семья Кодочиговых переселена в дом № 2 по улице Полющенкова, хотя на самом деле семья живет в доме № 8.  
– Похоже, намухлевали тогда что-то с переселением, – предполагает Виктор, – а мы теперь виноваты!

«Вечерняя Казань» поинтересовалась в администрации Чистопольского района, как могла возникнуть столь странная ситуация, что люди лишь через два года после новоселья узнали, что они в ипотеке. Ответа на этот вопрос нам не дали, сославшись… на закон о защите персональных данных. При этом пресс-секретарь администрации района Ильфат Магизов заверил, что ситуация находится на контроле у главы района и семью Кодочиговых без помощи не оставят.

В Госжилфонде РТ в ответ на наш запрос сообщили следующее:

«В 2007 году семья Кодочиговых получила трехкомнатную квартиру площадью 68,5 кв.м. Квартира была им передана по договору социальной ипотеки, который подразумевает выкуп квадратных метров.
Семья пропускала обязательные платежи – первый взнос был осуществлен в феврале 2007 года (1 000 рублей), второй – только в декабре 2008 года (6 015 рублей). За 2009 год семья внесла всего 4 платежа на общую сумму 6 304 рубля.

Из-за систематических пропусков платежей семья к 2012 году накопила долг в размере 410 598,11 руб. После этого им была направлена претензия, на которую они не отреагировали. В 2012 году состоялись судебные разбирательства, по решению которых  районный и Верховный суд РТ постановили взыскать с семьи Кодочиговых образовавшуюся задолженность.

Даже после рассмотрения дела судами двух инстанций, которые определили необходимость выполнения договорных обязательств, семья Кодочиговых продолжала накапливать долги перед Фондом. На сегодняшний день размер их долга составляет более 2,1 млн рублей.

За почти 15 лет пользования квартирой семья внесла всего 409 648,88 рублей (около 2 тысяч рублей в месяц).

В настоящее время в адрес семьи Кодочиговых готовится уведомление о необходимости оплаты задолженности. В случае невыполнения требований Фонд обратится в суд с иском о расторжении договора соципотеки и выселении из занимаемой квартиры в судебном порядке.

Изъятая квартира будет возвращена в конкурс, где на нее смогут заявиться семьи, стоящие в очереди на улучшение жилищных условий».

«Намухлевали с переселением, а мы виноваты!»: в Татарстане ГЖФ готовится сделать бомжами семью бывших «аварийщиков»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 1 =