Искусство на слух: как тифлокомментирование открывает незрячим театр

0 0

Искусство на слух: как тифлокомментирование открывает незрячим театр

Фото: из личного архива Закировой Г.Т.

(Город Казань KZN.RU, 3 ноября, Алина Бережная). Уже третий год в казанских театрах идут постановки с тифлокомментариями – новый формат позволяет людям с нарушениями зрения приобщиться к искусству. На сегодня 16 спектаклей в четырех театрах города адаптированы для незрячих. О том, как тифлокомментатор открывает им двери в театральный мир и помогает воспринимать сценическое искусство на слух, рассказала читателям портала KZN.RU заведующая отделом организационно-методической и библиографической деятельности Республиканской специальной библиотеки для слепых и слабовидящих Гелюся Закирова.

«Нас можно по пальцам пересчитать не только в Казани, но и по всей стране»

Гелюся Тафкиловна, в чем заключается работа тифлокомментатора? Популярна ли сегодня эта профессия?


Г.З.:
Тифлокомментирование – это социальная услуга для незрячих. Так, тифлокомментатор становится неким мостиком между незрячим человеком и искусством. Он описывает все происходящее в театральной постановке на сцене или в фильме. Сегодня это редкая профессия, нас можно по пальцам пересчитать не только в Казани, но и по всей стране.

Как вы стали тифлокомментатором? Где обучают этой профессии?

Искусство на слух: как тифлокомментирование открывает незрячим театр

Г.З.: В 2001 году я пришла работать в библиотеку для слепых и слабовидящих и на протяжении всего времени в той или иной мере помогала нашим подопечным – если ходили на выставки, то описывала картины, помогала ориентироваться на местности и т.д. В 2011 году стали доступны фильмы с тифлокомментарием, и мы стали организовывать показы для незрячих. Новый вид досуга набирал популярность у людей с нарушениями зрения. Тогда я решила, что хочу внести свою лепту в развитие этого направления.

На тот момент тифлокомментаторы были только в Москве и Санкт-Петербурге, самая известная из них – актриса театра и кино Ирина Безрукова. В 2018 году институт «Реакомп» при Всероссийском обществе слепых в Москве выиграл грант и организовал курсы по обучению тифлокомментаторов в регионах. Я сразу же заинтересовалась и подала заявку на обучение.

Отбор был жесткий – учитывались психологические и социальные навыки, наличие опыта взаимодействия с незрячими, работоспособность, дикция, правильная речь. К счастью, я прошла отбор. Обучение длилось 1,5 месяца, практика у нас проходила в Губернском театре в Москве. Еще на этапе обучения я поняла, что хочу быть тифлокомментатором именно татарских спектаклей. Так и произошло. Кстати, Казань стала первым городом, где начали вести тифлокомментирование на национальном языке. Начиная с 2019 года у нас проходят спектакли с тифлокомментированием на двух языках – русском и татарском. Сейчас многие регионы, где есть спектакли на национальных языках, обращаются к нам за консультацией.

Приспособлены ли были казанские театры к тифлокомментированию?

Искусство на слух: как тифлокомментирование открывает незрячим театр

Г.З.: Идею театры восприняли с энтузиазмом, только технические условия не везде были подходящими. Тифлокомментаторы описывают представление, находясь в специальной комнате с микрофоном, а зрители слушают их через наушники.

Первым театром, где я начала работать, стал ТЮЗ им.Кариева. На тот момент там уже было устройство для синхронного перевода, и дополнительная техника была не нужна. Мы адаптировали под незрячих спектакль «Удивительное путешествие кролика Эдварда», постановку для семейного просмотра. Не скажу, что было легко – очень динамичные сцены, диалоги… Но судя по отзывам, у нас все получилось.

Следующим стал театр им.Г.Камала. Для работы тифлокомментатора здесь необходимо было оборудование. Его также приобрели в рамках благотворительной программы «Особый взгляд». И вот так все закрутилось – за три года мы адаптировали под незрячих 16 спектаклей: 9 на татарском языке и 7 на русском. Постановки идут в четырех театрах города – в татарском ТЮЗе им.Кариева, Камаловском театре, «Экият» и в ТЮЗе. В первых трех театрах мы ведем работу в рамках направления «Тифлокомментирование в театрах России» программы «Особый взгляд» Благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт». В Казанском ТЮЗе спектакли показывают в рамках проекта «Театр без границ», который реализуется совместно с БФ «День добрых дел» и нашей библиотекой.

«Незрячий человек – такой же зритель, просто ему нужно помочь понять суть постановки»

Как вы готовитесь к работе?


Г.З.:
Сначала смотрю спектакль вживую, затем – работаем по его видеоверсии, потому что одного раза недостаточно. Параллельно с просмотром записываю в сценарий тифлокомментарии. После этого я обязательно советуюсь с незрячими, редактирую текст, если это необходимо. В некоторых случаях для более полного понимания картины консультируюсь с режиссером или актерами.

Большинство театров еще не адаптированы под тифлокомментирование, поэтому во время спектакля я нахожусь в отдельной комнате, где нет посторонних звуков, а саму постановку смотрю по монитору в режиме реального времени.

А есть ли при комментировании особые правила?

Искусство на слух: как тифлокомментирование открывает незрячим театр

Г.З.: Самое главное – молчать, когда говорят актеры, они в театре главные, мы же являемся дополнением к постановке. Описать нужно все, что происходит на сцене, но в контексте спектакля. Сейчас режиссеры не ограничены в фантазии и зачастую используют некоторые предметы для нескольких действий. К примеру, в одной сцене стул используется по прямому назначению, а в другой – как машина. В этом случае я говорю, что герой едет на машине, а не скачет на стуле, то есть передаю задумку режиссера.

Важно при комментировании сохранять интригу, не называть героев по именам, если они сами по сценарию еще не представились, или кто-то из героев их не назвал. Мы не можем описывать звуки – их и так слышно, мы можем только дать понять, откуда появился тот или иной звук. Например, герой выставляет револьвер, после этого следует выстрел. В данном случае важно сказать, кто из героев направляет оружие. И в идеале после этого раздается выстрел. Также важно не перекрывать значимые шумы, музыку. Если в этот момент тифлокомментатор будет говорить, незрячий может упустить что-то важное.

При комментировании нужно говорить как можно короче, лаконичнее, доступным языком, лучше не говорить лишнего, потому что это очень сильно перегружает звуковой канал восприятия. Помню, был забавный случай. В Казани только появлялось тифлокомментирование. И на один из первых показов мы пригласили журналистов. Позже последовал отзыв: «Тифлокомментатор оказался с ограниченным словарным запасом». Люди думали, что комментирование для незрячих – это литературный текст, а комментатор будет говорить без остановки, но это не так. Нам даются короткие паузы, и в них нужно уложиться. Не актеры подстраиваются под нас, а мы под них. Нужно понимать, что незрячий человек – это такой же зритель, просто ему нужно помочь понять суть постановки.

А цвета? Вы их тоже не называете?


Г.З.:
Нет, цвета мы называем, просто не акцентируем на них внимание. Есть незрячие от рождения, и они знают цвета по ассоциациям, а есть те, кто имеет зрительный опыт.

«Наши зрители благодарят за спектакли, они хотят быть ближе к искусству»

Вы комментируете спектакли и для детей, и для взрослых. Есть ли различия в работе в зависимости от возрастной категории аудитории?


Г.З.:
Конечно, детям нужно объяснять как можно понятнее, взрослый зритель приходит более подготовленным.

Как выбирается тональность повествования?

Искусство на слух: как тифлокомментирование открывает незрячим театр

Г.З.: Важно не перекрывать игру актеров. Говорить нужно четко, понятными фразами. Также в процессе комментирования нельзя проявлять эмоций – смеяться или плакать. Признаюсь, порой тяжело сдержать эмоции, особенно если спектакль грустный.

После спектаклей я всегда общаюсь со зрителями, узнаю их мнение. Отзывы могут быть совершенно разные. В основном они положительные, бывает и критикуют. Для кого-то описание может показаться слишком подробным, для кого-то недостаточно. Кому-то нравится голос, другие просят что-то поменять. Но любая критика – это опыт, повод что-то изменить, если это необходимо. Ну а вообще мы ориентируемся на незрячего со средним образованием. Подстроиться под каждого невозможно, да и не нужно. Это так же, как и со спектаклем – кому-то понравился, кому-то нет.

В целом люди с нарушениями зрения начали чаще ходить в театры?


Г.З.:
На адаптированные спектакли мы стандартно выкупаем 20 билетов, и они всегда расходятся очень быстро. Нас уже знают, нам не приходится объяснять, что такое тифлокомментирование, чем мы занимаемся. Наши зрители благодарят за спектакли, они хотят развиваться, быть ближе к искусству. Согласитесь, одно дело идти в театр и все представление слышать шептание на ухо от зрячего родственника, а другое – наслаждаться постановкой со всеми удобствами.

В материале используются фотографии из личного архива Закировой Г.Т.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

двенадцать + 8 =