«Хочу танцевать!»: Гульназ Акбашева после 14 лет в инвалидной коляске начала ходить

0 0

«Хочу танцевать!»: Гульназ Акбашева после 14 лет в инвалидной коляске начала ходить

Челнинка Гульназ Акбашева, известная своими многократными победами на чемпионатах по танцам на коляске, одержала главную победу – она снова может ходить. О том, сколько труда стоило после 14 лет встать с инвалидного кресла, почему она никогда не теряла надежды и как изменилась теперь ее жизнь, девушка рассказала корреспонденту «Татар-информа».

Поклонники спортивных танцев с восторгом наблюдали, как челнинка Гульназ Акбашева из года в год побеждает на чемпионатах. Она мастер спорта по спортивным бальным танцам, двукратная чемпионка России, чемпионка Кубка Азии, чемпионка Кубка мира и Кубка Континентов по спортивным танцам на инвалидной коляске. В своих интервью Гульназ всегда говорила, что главная ее мечта – снова начать ходить, и, видя, каких результатов она достигает даже будучи прикованной к инвалидному креслу, ни у кого не возникало сомнения – она сможет.

Сейчас Гульназ ведет еще более активную жизнь. Продолжает тренироваться в спортзале, ходит в бассейн, а также работает мастером по наращиванию ресниц. Мечтает создать семью с любимым человеком и стать мамой.
 

«Хирург сказал папе: “Никогда не сможет ходить”»
 
В 18 лет Гульназ в результате автомобильной аварии оказалась в инвалидном кресле. Машина, в которой она ехала вместе с однокурсниками, врезалась в придорожный столб. В этой аварии пострадала только она – у девушки диагностировали травму позвоночника и спинного мозга. Сложная операция не дала ожидаемого результата – Гульназ потеряла способность самостоятельно двигаться.
 
«Поначалу даже не осознавала, насколько серьезный у меня был диагноз. Потому что оперировавший после аварии хирург успокоил меня: “К Новому году встанешь на ноги”. Видимо, его слова дали мне сил, я не впала в отчаяние, не закрылась у себя в доме. Не ограничиваясь реабилитационными центрами, начала заниматься со специальным тренером. Если в первое время для меня даже сидеть было мучительно больно, постепенно ко мне вернулась способность делать какие-то движения. Когда стал заметен некоторый прогресс, мой папа несмело мне рассказал правду: оказывается, хирург папе сказал, что я больше никогда не смогу ходить.
 
Но в тот момент эти слова уже не имели значения. Потому что успехи мои были очевидны, и их становилось все больше.
 
– Ты чемпионка мира по танцам на колясках, обладательница множества титулов, кубков. Наверное, занятия танцами тоже стали для тебя моральной поддержкой?
 
– Танцами я занималась с детства. Моя жизнь всегда была связана с танцами. После аварии как-то в интернете смотрю танцы здоровых людей. В то время я даже не слышала, что бывают танцы на колясках. Вот сижу я, смотрю, как красиво танцуют пары, и так хочу танцевать, как они! Настолько увлеклась, что начала на коляске делать различные движения, двигаться. «Завтра же возьму газету и обзвоню все танцевальные студии, может, хотя бы верхней частью туловища можно будет танцевать, хотя бы на брейк-данс запишусь», – подумала я и легла спать.
 
А утром мне на телефон приходит звонок. Женщина из отдела соцзащиты говорит мне, что в городе организуют парные танцы на колясках, и предлагает мне попробовать принять участие. Этот момент я до сих пор помню. Только вчера я легла спать с мечтой о танцах, а утром меня уже приглашают танцевать. Всевышний меня услышал, это был его самый большой подарок для меня.
 
Годы, в которые я танцевала, вспоминаю с искренней теплотой. Это были годы, когда я от ощущения безысходности из-за прикованности к коляске переключилась на танцы, посетила многие страны и очень много общалась.
 

Меня сразу поставили в пару с кандидатом в мастера спорта Виталием Морозовым. Танцевать с партнершей на коляске для него тоже было чем-то новым. Мне пришлось много стараться, чтобы движения наши были красивые, чтобы не наехать коляской на ноги партнера (смеется). А потом начался наш звездный час. На каких только чемпионатах по танцам на колясках мы не побывали: Италия, Германия, Китай, Япония (наше первое место в чемпионате мира), Казахстан, Украина, Амстердам, Польша, Сербия… В разных странах подружились со многими девушками и парнями, такими же, как я, танцующими на коляске.
 
Сейчас я часто задумываюсь – если бы я жила прежней жизнью, смогла бы увидеть столько стран? Потому что для того, чтобы путешествовать, надо быть неограниченным финансово. Конечно, я раньше, восемнадцатилетней девушкой, об этом не могла даже мечтать. Эти испытания дали мне возможность увидеть мир, я открыла себя с другой стороны.
 
– Ваши отношения с Виталием казались такими теплыми. Вас связывал только танец?
 
– С Виталием мы были близкими друзьями. У него была девушка. Виталий относился ко мне как к сестренке, а я к нему – как к старшему брату, мы действительно очень близко общались.
 
– Ты больше не занимаешься танцами. Почему?
 
– В 2015 году наша пара распалась, и я ушла из танцев. Уходить было тяжело, не скрою. Тренер мне сказал: «Если хочешь танцевать, оставайся». Но я понимала: если я поставила себе цель снова начать ходить, то упор надо делать не на танцы, а на тренировки. К тому же мы с Виталием уже получили всевозможные кубки, занимали призовые места. Я подумала, что надо дать возможность и другим увидеть мир, показать себя.
 
В итоге мой тренер переехал в Казань, и я тоже приехала за ним и полностью себя посвятила тренировкам.
 

«Передвигаюсь при помощи ходунков»
 
– И вот ты первый раз самостоятельно выходишь на улицу… Вспомни, как это было?
 
– К тому моменту я уже потихоньку могла передвигаться по дому при помощи ходунков. И вот однажды собралась в гости к подруге и себе твердо сказала: «Всё, Гульназ, сегодня ты должна выйти на улицу на своих ногах. Пусть это будет первый шаг». Невозможно описать мои чувства в тот день. Эмоциям не было края, потому что это было огромное мое достижение.
 
Обычно в коляске даже такси вызвать бывало большой проблемой. Хотя в комментариях всегда указывала, что я в инвалидном кресле, иногда приезжал таксист и говорил, что кресло не помещается в машину, и уезжал. Мне приходилось заново вызывать такси и подолгу ждать его. Возможность самостоятельно выходить на улицу и в этом плане стала большим плюсом.
 
В первое время боялась, что на улице упаду, просила кого-нибудь быть со мной рядом. В последнее время уже могу уверенно ходить без посторонней помощи.
 
– Теперь коляской не пользуешься совсем?
 
– Пока сажусь иногда. Даже передвигаясь при помощи ходунков, целый день удерживать вес своего тела мне пока тяжело. Иногда хочется спокойно погулять на улице, сходить в магазин.
 

«Людей вокруг меня стало меньше»
 
– Как отреагировали близкие, твои друзья на то, что ты начала самостоятельно ходить?
 
– Знаете, если бы близкие не были рядом, мне вдвойне тяжело было бы осознавать свою прикованность к инвалидному креслу. Они всегда были моей огромной поддержкой. А вот когда сама начала ходить с ходунками, видимо, стали думать: «А, Гульназ встала на ноги, значит, все хорошо». Как-то круг общения у меня сузился, рядом остались лишь немногие. Мне вот это принять было трудно. Потому что, хоть и стала ходить, я еще нуждалась в помощи. Ходить очень тяжело, я сильно потела. В итоге рядом со мной остались только мои родные, самые-самые близкие друзья и мой любимый.
 
– С ним ты познакомилась уже после выздоровления?
 
– Нет, мы уже вместе около пяти лет. Сначала тепло, по-дружески общались, на улице вместе гуляли. Позже наша дружба переросла в любовь.
 
– Насколько я знаю, ты сейчас работаешь в сфере красоты.
 
– Да, выучилась на мастера по наращиванию ресниц, сейчас арендую место в одной студии. Очень люблю вышивать крестиком, может, и поэтому ресницы делать мне тоже нравится. Тоже мелкая работа. В первое время некоторые клиенты спрашивали: «А что с вами случилось?», но теперь уже привыкли.
 
– Тебе приходится подолгу работать в наклонном положении, это не тяжело?
 
– Сначала действительно от нагрузки болели спина, руки, глаза. Мускулы постоянно находятся в напряжении, удерживая тело в наклонном положении. Но во время тренировок мы с тренером делали упор на самые необходимые для работы мускулах, в первую очередь упражнениями укрепляли их.
 

«В Челнах еще много зданий, куда никак не попадет человек на инвалидной коляске»
 
– Гульназ, за эти годы ты, наверное, часто сталкивалась с вопросом доступности города для инвалидов. Какие основные проблемы ты бы отметила?
 
– Я не могу, конечно, сказать, что доступная среда в Челнах создана лишь для галочки. В последние годы в Челнах стараются создать доступную среду, новые дома строятся с удобными пандусами. Но когда была на инвалидной коляске, я понимала, что препятствий довольно много. Потому что еще очень много таких зданий, домов, куда человек на инвалидной коляске попасть не может никак. Например, квартира моих родителей на девятом этаже, а лифт доезжает только до восьмого. И тебе на инвалидной коляске приходится пройти целый этаж. Когда жила с ними, я даже думать не могла без посторонней помощи выйти на улицу. Сейчас я живу в новом доме. Здесь установлены просторные, широкие лифты, которые поднимаются до самого последнего этажа, очень удобно и на коляске, и с ходунками.
 
На днях только говорили о городских пляжах. Человеку с ограниченными физическими возможностями спуститься туда вообще нереально. Даже имеющиеся пандусы очень крутые, опасные.
 
А вот в городских парках, скверах можно спокойно гулять, пешеходные дорожки ровные, широкие и пандусы удобные.
 
– Ты была во многих странах, наверняка заметила, как относятся к инвалидам за рубежом. Есть отличия с тем, что в России?
 
– Разница очень большая. За границей люди с ограниченными возможностями воспринимаются как-то привычно. У нас на улице прохожие могут проводить тебя пристальным взглядом. Это меня очень смущало. Я считаю, что так делать некультурно, это невоспитанность. А в других странах к тебе относятся настолько как к равному, что ты даже забываешь, что сидишь на коляске, что как-то отличаешься. То, что человек не ходит, не является для них ограничением. Они общаются с тобой так же, как с другими.
 
За границей люди очень отзывчивые, всегда готовы помочь. У нас даже в такси бывает, что человек помогает неохотно, даже как-то боятся. Не все, конечно. Например, женщины-таксисты берутся помогать с бОльшим желанием, чем мужчины.
 

«Никогда не принимала себя в инвалидной коляске»
 
– Гульназ, в соцсетях у тебя нет ни одного фото, где ты в инвалидном кресле. Ты хочешь перечеркнуть этот этап своей жизни?
 
– Не знаю, возможно, я так до конца и не приняла, что передвигаюсь на инвалидной коляске. Поэтому всегда старалась выкладывать только фото без коляски. Я думала, что если это приму, то смирюсь со своей судьбой. Про себя думала – ну надо выложить, надо, но снова отказывалась это делать. Потому что видела я себя всегда стоящей на ногах, самостоятельно передвигающейся.
 
– Гульназ, мы знаем, что инвалидность многих приводит к отчаянию, они не справляются с тяжелой судьбой и ищут спасение в алкоголе, наркотиках. Как ты нашла в себе силы жить правильно, не оступиться, победить себя?
 
– Конечно, поначалу у меня тоже часто бывали моменты, когда хотелось все бросить, не скрою – бывают и сейчас. Иногда думаю: «Я так устала, не хочу больше так мучиться». Но потом снова успокаиваюсь. Говорю себе: получится – не получится, но попробовать надо.
 
Но надо сказать, что я никогда не теряла надежды, что когда-нибудь встану на свои ноги. Внутри себя я чувствовала, что этот день придет. Потому что и здоровой я не умела сидеть на одном месте. Танцевала, занималась баскетболом, волейболом. Научилась шить, вышивать. Мне все было интересно. Любила жизнь и сейчас безумно люблю. Думаю, вот это не позволило мне растеряться.
 
– Поделись мечтами, какие у тебя планы на будущее?
 
– Я хочу танцевать! Знаете, когда стала передвигаться при помощи ходунков, у меня в голове родился такой красивый сценарий. Вот я встала на свои ноги, еще немного позанимаюсь – начинаю ходить просто с палкой. А через некоторое время уже начинаю ходить самостоятельно… Но, оказывается, не так легко одновременно задействовать все мускулы. Для этого надо очень много работать. Не делая перерывов, заставляешь себя заниматься, а результаты очень-очень маленькие, они приходят очень медленно. Но когда уже встала на ноги, бросать на полпути тоже не хочется. Но теперь я поняла одно – мне надо успеть жить. Именно жить, в буквальном смысле. То есть принять реальность и жить сегодня. Мне хочется танцевать, зачем же мне ждать, пока я по-настоящему начну ходить, без поддержки? Я могла бы, как раньше, танцевать на коляске. Я уже не хочу откладывать, оставлять на другое время.
 
Я хочу создать семью, стать мамой. В этом вопросе я тоже «развилась». Раньше я ставила себе разные преграды: «Гульназ, сначала встань на ноги, а потом уже думай о ребенке. Ведь за ребенком надо ухаживать, воспитывать его, он требует много внимания». А сейчас я понимаю, что ребенок не будет мне мешать идти дальше. Возможно, мой сын или моя дочка как раз и станут стимулом, чтобы уже окончательно начать ходить, и мы возьмемся за руки и вместе пойдем по улице.
 
– Гульназ, успехов тебе!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

8 − 8 =