«Голос детства, абсолютная легенда, лицо татарского телевидения»

0 12

«Голос детства, абсолютная легенда, лицо татарского телевидения»

Сегодня в Казани проводили в последний путь популярного телеведущего ТНВ Ильфата Абдрахманова. На прощание с легендой татарстанского ТВ в доме, где он жил на проспекте Амирхана, собралось множество людей. Провожали теледиктора артисты эстрады и театра (Абдрахманов как официальный голос Татарстана работал и на сцене в качестве конферансье), практически все телевидение — сотрудники всех телерадиоканалов республики.

Ильфата Абдрахманова в тяжелом состоянии доставили в больницу в ночь с 3 на 4 октября. К сожалению, спасти его не удалось. По свидетельству близких, он страдал астмой.
 
Абдрахманов с юности хотел работать диктором, и его мечта сбылась. Он работал на телевидении с 1984 года. Стал лицом татарского телевидения, долгое время был ведущим новостей на ТНВ, а 17 ноября ему исполнилось бы 59 лет…
 
«Пробивающий экран насквозь»
 
Руководители ТНВ, сотрудники телевидения рассказали «Реальному времени» о том, каким Ильфат Абдрахманов был на работе и в жизни.
 
Гендиректор телерадиокомпании «Татарстан — Новый век», депутат Госсовета РТ Ильшат Аминов не может говорить о коллеге в прошедшем времени:
 
 

— Ильфат Абдрахманов — один из последних советских дикторов, которые получили классическое воспитание и классическую профессиональную подготовку. Таких людей осталось очень мало, вообще школа дикторства теряется. Но это — человек, мастерски владеющий словом, умеющий выражать свою мысль, абсолютно профессионально работающий с текстом , пробивающий экран насквозь, входящий в любой дом как родственник, как близкий человек — такого уровня его мастерство. Его голос навсегда останется в нашей памяти.
«Не дождетесь!»

 
Заместитель исполнительного директора — главный редактор ТНВ Данил Гиниятов хорошо знал Ильфата Абдрахманова, долгое время работал с ним бок о бок.
 

— Как профессионал, как диктор телевидения он был Человек с большой буквы, относился к плеяде дикторов советских времен. Этой хорошей школы, этого опыта нам сегодня не хватает. Эти люди крайне ответственны к своему делу, работе, к телевидению, очень дотошные к текстам, информации, к тому, как звучит предложение, как строится весь текст — в этом плане они — мастера высшего класса, — отметил Гиниятов.
 

По его словам, Абдрахманов всегда был жизнерадостным, жизнелюбивым. «Никогда не видел его унылым подавленным. Грусть на его лице видел один раз, когда он похоронил свою мать — видел и слезы на его лице тогда в первый и последний раз. Ильфат Абдрахманов — добродушный, открытый, прямолинейный, с характером, имел всегда свое мнение. Он мог поднять настроение, у него были коронные фразы. Мы с ним работали в новостях больше 10 лет (в ньюсруме сидели вместе). Он заходил и говорил: «Я вас категорически всех приветствую!» А когда спрашивали про здоровье, отвечал: «Не дождетесь!» И всегда смеялся заразительным смехом» — вспоминает он.
 
По словам Гиниятова, его коллега болел астмой, не переносил жару. По его мнению, погодные условия могли спровоцировать осложнения. «Видимо, судьба так распорядилась», — заключил он.
 
«Даже ругался красиво!»
 
Кинооператор Ринат Юзаев рассказал, что смерть Ильфата Абдрахманова стала для него полной неожиданностью. Он вспомнил, как познакомился с Абдрахмановым.
 

— Я работаю на студии с 1983 года, мне было 17 лет, когда я туда пришел, а через полгода, в мае 1984-го, из армии вернулся Ильфат. Мы с ним встретились в курилке. Старшие товарищи о нем отзывались не очень хорошо, говорили, что вот, пришел еще один татарин, который не умеет толком разговаривать по-русски. Тогда с телевидения только ушел Абдулла Дубин (известный диктор республиканского радио и телевидения — прим. ред.), и по Казани ходили слухи, что Ильфат — его внебрачный сын. Мне было интересно с ним познакомиться, и мы начали общаться. Он сразу развеял все сомнения, сказал, что он никакой не сын Дубина. А поскольку в ноябре меня должны были забрать в армию, то он мне рассказывал, как нужно себя там вести, делился опытом армейской жизни. Когда я вернулся, Лия Загидуллина создала студию «Диктор ТВ», и мы уже реже общались. В начале 90-х наша киностудия «Панорама» делала презентационные фильмы о Татарстане, и я его приглашал, чтобы он озвучил текст. Потому что нужен был официальный, сильный голос. Он участвовал в наших посиделках — во дворе студии была сауна, и там мы хорошо «оттягивались». Заводилами была троица — Дима Нестеров, Ильфат и Дима Второв, — рассказал Юзаев.
 

При этом коллега вспомнил, что все, что исходило от Абдурахманова, было очень красивым: «Он очень красиво говорил, очень красиво улыбался, даже ругался очень красиво. Он подходил и так ласково говорил: «Ах ты, скотина!». И такая любовь при этом «перла» из него! Я никогда не слышал, чтобы он о ком-то плохо отзывался».
 
Юзаев рассказал, что последние годы Абдрахманов жил вместе с мамой и пуделем. 5-6 лет назад его мама умерла. Примерно в этот период у него появилась болезнь легких. У диктора были приступы, после которых он тяжело приходил в себя.
 

— Из-за этого он стал отходить от профессии, насколько мне известно, из-за этой болезни, перед увольнением с ТНВ, он даже брал отпуск за свой счет. Связана ли его скоропостижная смерть с COVID-19, сказать не могу. Но он в последнее время работал в «Созвездии» (молодежный фестиваль эстрадного искусства «Созвездие-Йолдызлык» — прим. ред.), а там все нехорошо сложилось: от коронавируса умер ведущий «Русского лото» Михаил Борисов, который приезжал на фестиваль, заболел сам Дмитрий Туманов, — добавил Ринат Юзаев.
 

Дал путевку в профессию
 
Заместитель директора ГТРК «Татарстан» — начальник информационных программ телевидения Дмитрий Второв отметил, что об Ильфате Абдрахманове можно говорить только добрые слова.
 

— Я знал Ильфата заочно еще до моего прихода на телевидение — он был ведущим информационной программы. Когда я пришел в ноябре 1994 года, мы сразу подружились. Он — мой самый главный наставник, который дал путевку в профессиональную телевизионную жизнь. Он был для меня намного больше, чем старший коллега. Я работал в утренней информационно-музыкальной программе «Чулпан», и он с большим удовольствием не только мне, но и другим молодым журналистам подсказывал, как работать со словом, как верстать программу, давал много практических советов по технике речи и по ведению концертов (чем мы иногда подрабатывали). Он никому не отказывал, несмотря на то, что он уже был популярный, статусный, со званием.
 

Второв вспоминает, что 90-е, когда в информационную службу пришли Дмитрий Нестеров, Ирина Субеева, Маша Штейн и другие — сложилась мощная молодая команда, а Абдрахманов был эмоциональным центром всего коллектива. У группы единомышленников было много сил и энергии, и они с утра до вечера готовили репортажи, делали выпуски, и, конечно, достаточно много общались вне работы — были как одна большая дружная семья.
 

— Ильфат был хороший юморист, всегда шутил, всегда с улыбкой подкалывал. Мы брали с него пример и в профессиональном плане — как нужно вести ту или иную передачу (а он вел не только новости, но и ток-шоу, и концерты), и как с человека — порядочного, честного, опрятного и аккуратного во всем — и в помыслах, и во внешности. У него никогда ни с кем не было никаких конфликтов, потому что с ним невозможно было поругаться, он всегда аргументировал свою позицию и разъяснял молодым ведущим, если что-то было не так. И о нем я никогда не слышал ничего негативного. Я до сих пор не могу осознать, что его с нами больше нет, — переживает утрату Дмитрий Второв.
 

Для молодых телевизионщиков Абдрахманов был непререкаемым авторитетом.
 

— Сейчас работаю на телеканале, на котором Ильфат Абдрахманов трудился значительную часть времени, но фактически не работали вместе. Знаю его больше через экран, абсолютно трогательные воспоминания о нем. Для меня он — человек из детства, голос детства, абсолютная легенда, лицо татарского телевидения, — поделилась впечатлениями о работе ведущего заместитель генерального директора ТНВ Светлана Спирина.
 

Фото: yold.ru
 

 

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

6 − 5 =