Что такое ESG и есть ли оно в Татарстане

0 2

Что такое ESG и есть ли оно в Татарстане

Росприроднадзор рассчитал предварительную сумму ущерба, нанесенного бизнесом российской экологии в 2021 году – 40 миллиардов рублей. В лидерах антирейтинга оказались города, где расположены заводы крупнейших сырьевых гигантов России.

При этом Татарстан, где работают заводы автогиганта КАМАЗ, крупные нефтехимические предприятия и нефтяной холдинг «Татнефть», в список не попал.

Эксперты связали положительную оценку экологии региона с внедрением на большинстве объектов республики принципов ESG*. В 2020 году Татарстан возглавил ESG-рейтинг российских регионов, рассчитанный европейским рейтинговым агентством RAEX-Europe**.

ESG-стратегия: новые решения старых проблем

Принципы устойчивого развития, которые впоследствии трансформировались в современное понятие ESG, впервые озвучил генсекретарь ООН Кофи Аннан еще в 2004 году. Тогда мир заговорил о глобальных климатических изменениях, связанных с деятельностью человека. Также спикер акцентировал внимание на растущем экономическом неравенстве между богатыми и бедными странами. Генсек обратится к представителям крупнейших компаний мира с предложением внедрить в управление бизнесом социальные и экологические идеи.

Таким образом, понятие ESG включает 3 ключевых аспекта: экология, социальная политика и корпоративное управление.

E (environment)*** – ответственное отношение к окружающей среде. Экологическая ответственность бизнеса подразумевает сокращение ущерба, который компания наносит природе. Один из примеров соблюдение такой стратегии – вторичное использование переработанных материалов.

S (social)**** – высокая социальная ответственность. Выражается в отношении к работникам, партнерам, клиентам и потребителям продукции. Это соблюдение условий труда, гендерный баланс и поддержка социальных программ.

G (governance)***** – высокое качество корпоративного управления. К управленческим принципам относится противодействие коррупции, зарплаты менеджмента, организация здоровой обстановки в офисах и прозрачность отчетности.

Стоит отметить, что массово в России о необходимости учитывать ESG-повестку заговорили только пару лет назад. Бизнес ведет дискуссии с правительством, поскольку соблюдение принципов ESG влечет за собой повышенные затраты на эти области и как следствие – возможное снижение прибыли. Однако эксперты убеждены, что общее направление на «устойчивость» в Россию пришло не в качестве временного веяния моды, а всерьез и надолго. Показательный факт в этом смысле – в стране на самом высоком уровне обсуждаются вопросы ограничений сырьевого бизнеса, не придерживающегося принципов устойчивого развития. При этом мировые фонды уже в ближайшем будущем планируют начать заморозку инвестиций в предприятия, которые такую стратегию отвергают. А не так давно глава Сбербанка Герман Греф заявил, что инвестирование в российские компании, поддерживающие стратегию ESG, – перспективное направление работы.

О балансе между ESG и нуждами экономики говорили и на международном форуме «Российская энергетическая неделя», прошедшем в Москве. В форуме приняли участие президент ПАО «Нефтяная компания «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов, председатель правления, генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков, председатель правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов, главный исполнительный директор Nord Stream 2 AG****** Артур Маттиас Варниг.

Стоит отметить, что СИБУР, недавно пришедший в республику, стал одной из первых компаний страны, кто официально принял стратегию устойчивого развития. По словам председателя правления компании Дмитрия Конова, за два года СИБУР прошел серьезную трансформацию и, достигнув поставленных целей раньше срока, уже принял решение об актуализации ESG-стратегии. До 2025 года компания планирует сделать углеродно нейтральным минимум одно предприятие холдинга. Это значит, что за счет модернизации производства на нем будут максимально снижены загрязняющие атмосферу выбросы, а оставшиеся будут компенсировать за счет углеродно-отрицательных проектов. Для этого в работу заводов будут включать новые технологии, которые повысят энергоэффективность и увеличат доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе. Фокус компании по-прежнему остается на снижении климатического воздействия и развитии экономики замкнутого цикла. Кроме того, СИБУР также планирует активнее заниматься социальными проектами – развивая как сотрудников, так и регионы присутствия компании.

Потенциал роста

Несмотря на то, что Татарстан уже лидирует среди российских регионов по показателям соответствия требованиям ESG, республике, безусловно, есть куда расти. С точки зрения показателей G (управление) и S (социальная сфера) в Татарстане предприятия уже реализуют целый ряд программ.

Например, в сентябре 2021 года Татнефть рассказала о грантовой программе на 1,5 млрд рублей, которая направлена на развитие районов присутствия компании на юго-востоке региона. В партнерстве с районными администрациями компания уже начала активно спонсировать проекты по четырем направлениям: «Образование», «Здравоохранение», «Развитие территорий» и «Культура».

В 2019 году, еще не входящая в СИБУР ГК «ТАИФ» сообщала о позитивной динамике развития молодых кадров на своих предприятиях. Так, больше трети всех сотрудников – около 13 тысяч – являлись молодыми специалистами в возрасте до 35 лет.

Принципы, которые в своей стратегии декларирует СИБУР, могут качественно дополнить уже имеющуюся в Татарстане базу ESG-инициатив. По словам председателя правления компании Дмитрия Конова, новую программу корпоративного управления СИБУР планирует строить на основе модели эффективности и реальных достижений менеджмента и сотрудников.

При этом Конов в интервью изданию «Реальное время» уже говорил, что для любых компаний оптимизация процессов – это необходимость.

«Это возможность экономического развития для компании и стимул для самих работников. Лучше, сохранив общий зарплатный фонд, повысить эффективность работы и распределить этот бюджет между теми, кто оказался готов профессионально расти, кто эффективнее делает вклад в компанию, находясь в штате, а не на аутсорсе. Что мы в СИБУРе и делаем уже многие годы», – отмечал он.

Таким образом, получая нового партнера в лице крупнейшего нефтехимического холдинга, Республика Татарстан также получает новый драйвер развития по всем направлениям ESG – и экологии, и корпоративного управления, и социальной политики.

Эксперты RAEX-Europe в своем рейтинге говорили, что в корпоративной модели СИБУРа закреплены базовые права человека, соответствующие глобальному договору ООН. Работникам гарантировано соблюдение прав человека, требований Конституции РФ и Трудового кодекса, а также отсутствие дискриминации по любым признакам. При этом компания берет на себя обязательство создавать условия для карьерного и профессионального роста своих сотрудников – проводить курсы, беседы с профессионалами, обучающие семинары. Кроме того, профсоюзные организации в СИБУРе функционируют на каждом предприятии. Холдинг также активно участвует в социальных программах поддержки в регионах своего присутствия. В том числе деятельность в этом направлении позволила компании занять второе место в рейтинге ESG.

Конечно, СИБУР не единственный представитель этого рейтинга, в Татарстане в него также входит Татнефть. В 2019 году компания подписала глобальный договор ООН. Она обязуется соблюдать 10 принципов по правам человека, труду, окружающей среде, борьбе с коррупцией и следовать 17 целям устойчивого развития. Так, в рейтинге RAEX-Europe Татнефть попала в первую двадцатку компаний по охране труда и затрат на экологию.

Штрафы против ESG-повестки в Татарстане

Несмотря на первенство Татарстана в ESG-рейтинге, экологические штрафы бизнесу Росприроднадзор выписывает в республике на регулярной основе. Так, дочернее предприятие «Лукойла» ООО «РИТЭК» уже заплатило в бюджет Татарстана 4,5 млн рублей. По отчетам Росприроднадзора, дочка нефтяного гиганта предоставляла недостоверную информацию об экологическом вреде и тем самым искусственно сократила выплаты за негативное воздействие на природу Татарстана.

Однако можно ли считать штрафы в текущем их виде эффективной мерой сохранения окружающей среды? Сейчас это не целевые деньги, а значит, только малая часть пойдет на решение экологических проблем, а большая часть будет направлена на приоритетные сферы экономики – здравоохранение и социальную политику. Так, Минприроды сообщало, что за 2020 год только 2% от общей суммы экологических штрафов ушли в бюджет экологических программ. Таким образом, наносимый природе вред восполняется в значительно меньшем объеме. Впрочем, сейчас профильные ведомства вплотную заняты поправками в КоАП, которые позволят сделать штрафы в этом сегменте целевыми.

Об этой проблеме также говорил и президент России в ежегодном послании Федеральному собранию. Он не только отметил, что необходимо ускорить принятие закона о финансовой ответственности компаний за ущерб природе, но и «окрасить» внесенные в федеральный бюджет экологические платежи.

С другой стороны, ESG-принципы – это превентивные меры. Умное руководство, которое изначально рассчитывает риски, как экологические, так и социальные – работает на опережение.

Что такое ESG и есть ли оно в Татарстане

*ESG – И-Эс-Джи

**RAEX-Europe – Эр-Эй-И-Экс – Еуроуп

***E (environment) – И (энвиромент)

****S (social) – Эс (социал)

*****G (governance) – Джи (говернэнс)

******Nord Stream 2 AG – НОрд Стрим 2 Эй-Джи

16+

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четыре × 4 =