Администратор Эльмиры Сулеймановой: «Близкие настояли, чтобы прощание прошло скромно»

0 3

Администратор Эльмиры Сулеймановой: «Близкие настояли, чтобы прощание прошло скромно»

Корреспондент «Татар-информа» поговорила с Залией Гараевой – бывшим концертным директором ушедшей из жизни известной певицы, заслуженной артистки Татарстана Эльмиры Сулеймановой.

«Даже одежда у нас была общая»

– Залия, сколько лет вы с Эльмирой проработали вместе?
 
– С самого начала ее сольной карьеры. Ее первые концерты мы устраивали вместе. И с тех пор мы сотрудничали более 13 лет. Я также помогала ей на концертах-«солянках». Но мы с ней не просто вместе работали, мы вместе жили, творчество, быт – все у нас было тесно переплетено, мы были практически неразлучны. Все у нас было общее – начиная от носков, даже одежда, которую мы носили. Хотя Эльмира была чуть меньше меня ростом, размеры наши совпадали.
 
Мы и квартиры взяли в соседних домах, чтобы на работу ездить было удобно, и водители после гастролей ночью могли подвезти нас в одно место. Между нашими домами всего 10 метров, окна выходят друг на друга.
 
– С чего началось ваше сотрудничество?
 
К тому моменту Эльмира оставила торговлю и заключила контракт с компанией «Барс-Медиа». Но я ее знала даже не как певицу, а как маму девочки, которая в садике ходит в одну группу с моей дочкой. Это были примерно 2010-е годы. И в школе у нас дети ходили в один класс. До сих пор вместе учатся, дружат.
 

«Делали не менее 20 концертов в месяц»
 
– Получается, в годы самой большой популярности именно вы были рядом с Эльмирой.
 
– Да, поднимались мы вместе. Я все очень хорошо помню. Когда только начинали, к Эльмире еще только приходила известность, у меня тоже нет опыта администратора. В первое время она ездила с более популярными артистами. А мне иногда приходилось заниматься продажей билетов на эти концерты. Я считала, что это не совсем правильно. Я предложила начать ездить самостоятельно. «Давай попробуем организовать твои концерты? Начнем с деревень, а там уже и по районам, городам», – сказала я ей. Мы собрали группу и решились на такой шаг. Потихоньку пришла известность – стали выпускать диски, шить ей платья. Концертов было очень много! Сезон начинали в середине сентября и заканчивали только после майских праздников. В месяц давали не менее двадцати концертов, работали с огромной нагрузкой. Две недели гастролей – и перерыв на 3-4 дня, чтобы побыть с семьей, близкими. Так мы созрели до того, чтобы ездить не только по Татарстану, но и по соседним регионам. Нас очень полюбили в Башкортостане. Поначалу для нас Башкортостан был таким неведомым краем, почти как Америка. Но в итоге мы его объездили вдоль и поперек. А потом уже покорили Самару, Оренбург, Ульяновск, Пензу, Пермь. У Эльмиры был свой зритель, который просто обожал ее, и примерно 10 лет она сохраняла эту популярность.
 
– В последние годы концертов стало меньше? 
 
– Да, из-за пандемии. Не было бы таких обстоятельств, мы не прекратили бы выступления, во всяком случае, не было бы такой внезапной остановки, выпадения из поля внимания. Пандемия помешала нашей творческой деятельности. Только запланируем концерт – залы закрывают или переносят на другую дату. Долго в таком режиме мы жить не могли. Я сама в материальном плане могу надеяться только на себя – надо платить ипотеку и детей кормить-одевать. Мне пришлось найти себе работу со стабильной зарплатой. Эльмира другого концертного директора не взяла.
 
– Как она отреагировала на ваше решение, не обижалась?
 
– Не думаю, что у нее была какая-то обида. Поскольку у нас дети учатся вместе, мы иногда с ней обсуждали школу, учебники, домашние задания. А так о сотрудничестве мы ни разу открыто не говорили. Такого, чтобы звала обратно, предлагала возобновить концерты, не было. В первое время мне с дочкой помогала моя мама, но здоровье у нее уже не очень. Даже если бы Эльмира позвала снова начать ездить на гастроли, я не смогла бы оставлять 16-летнего подростка с бабушкой.
 

«Нас с Эльмирой часто путали»
 
– Репертуар Эльмиры большой, очень богатый. Как она выбирала песни? 
 
– Песен у нее осталось очень много, некоторые она записала, но не успела спеть на концертах. Много и таких, которые она взяла, но не успела записать. Много песен она полностью купила.
 
Если песня ей самой нравилась – она всегда брала. А потом уже могла посоветоваться с нами, со своими баянистами.
 
– Залия ханум, на татарской эстраде Эльмира отличалась какой-то особой скромностью. Как вы думаете, могла эта скромность ей помешать стать еще более популярной?
 
– Нет, я не могу сказать, что это было так. Потому что хотя на сцене она казалась мягкой, скромной, в жизни она умела постоять за себя, отстаивать свое мнение. Она не была слабой или беспомощной.
 
– Обычно характер человека проявляется в каких-то необычных ситуациях. У вас с Эльмирой тоже наверняка были такие случаи. Можете с нами поделиться?
 
– Хочу сказать, что с Эльмирой могли происходить только веселые, хорошие вещи. Она была прямой противоположностью своих грустных, меланхоличных песен.
 
Многие говорили, что мы с Эльмирой похожи, и нас даже путали иногда. Был случай в Стерлитамаке. Для концерта мы договорились с местным световиком, я с ним пообщалась, мы выбрали свет для сцены. Я сказала этому мужчине, что расплачусь с ним после концерта. И вот концерт закончился, я пошла снимать кассу. Смотрю – Эльмира фотографируется с поклонниками, а этот дяденька буквально за ней ходит и требует чего-то. Оказалось, он обознался и вместо меня с вопросом об оплате подошел к Эльмире. «Залия, спаси меня от этого человека, что за деньги он у меня просит?» – говорит Эльмира, а сама заливается смехом. Эльмира сама никогда не вмешивалась в организационные дела, поэтому не понимала, в чем дело.
 
Пока расплачивалась с этим человеком, подошли еще два парня и сфотографировались со мной, думая, что я – это Эльмира.
 

«Дима у нее – просто золотой»
 
– Мы знаем, что у Эльмиры было непростое детство. Вы говорили с ней об этом?
 
– Думаю, легкого детства в те годы не было ни у кого. Всем приходилось донашивать чью-то одежду, редко кто мог «шиковать». Но Эльмира тяжело переживала то, что росла без отца. Если бы семья была полной, наверняка она не обращала бы внимания на бытовые трудности. Наверняка ей было морально тяжело именно потому, что в семье не было отца.
 
– Смогла она в итоге простить его?
 
– Я не знаю, мы с ней редко говорили на эту тему.
 
– А в своей семье как жена она была счастлива? 
 
– Абсолютно. Если сказать одним словом: ее Дима – просто золото. Большое счастье, что два хороших человека нашли друг друга. Я поражаюсь, что люди в интернете пишут столько вранья, вплоть до того, что муж ее избивал. Дима был просто золотой, такого мужчины в мире больше нет, сколько ни ищи. Как муж, как отец и как друг. Когда ему ни звони, какой помощи ни проси – прибегал тут же. Как-то у моего ребенка поднялась температура. И он посреди ночи примчался с лекарствами, которые ему дала Эльмира. Тогда мы еще даже не жили рядом. Говорю же, они были идеальной парой. Эльмира тоже искренне, беззаветно помогала всем, кто нуждается в этом. Дима тоже – поделится последним, изумительно добрый, хороший человек. И мама его такая же. Мы со свекровью Эльмиры – соседи, живем в одном подъезде. Эльмира оставляла детей со свекровью и со спокойной душой уезжала на гастроли.
 
– У них была татарско-русская семья. На этой почве не возникало разногласий? Свекровь хорошо приняла невестку-татарку?
 
– Они жили очень дружно. Для семьи Димы ничего необычного в этом не было, поскольку все его двоюродные братья тоже женились на татарках. Дима и его мама – исключительно порядочные, воспитанные люди, с уважением относились к Эльмире, ее родным и близким. А сам Дима такой мужчина, что ему при жизни можно ставить памятник.
 
– Вы виделись с ним после похорон Эльмиры?
 
– Мы встретили его по дороге домой. Дима все очень тяжело переживает. Увидел нас – и заплакал. Сейчас уже даже не знаешь, что ему сказать, как утешить, о чем говорить… Начнешь что-то спрашивать – не может сдержать слез…
 
– Как себя чувствуют их дети?
 
– Артем еще не совсем все понимает. Артем и так очень похож на маму, такой же мечтательный, легкий. Он уже привык, что мама уезжает на гастроли, может быть, думает, что однажды она вернется. А вот Диана никак не может смириться с этой трагедией.
 

«Скромные проводы – это пожелание близких»
 
– Вы общались с Эльмирой в последнее время? 
 
– Просто переписывались в Ватсапе по какому-то вопросу по школе. Вживую виделись довольно давно. Просто слышала, что она в последнее время сильно похудела.
 
– Говорят, она была в депрессии…
 
– Так-то в разговоре я не почувствовала, чтобы она была в депрессии. Но наверняка она переживала из-за того, что нет концертов. Когда человек всю жизнь на сцене, популярен, он все равно стремится на сцену. Музыка, творчество – это совершенно другой мир, он затягивает, хочется больше концертов, больше общения со зрителем.
 
– Вам сразу сообщили о ее смерти?
 
Мне позвонили в шесть утра и сказали. Услышав это, я не знала, куда себя девать, – то встану, то сяду… Даже после похорон я еще не до конца осознавала, что произошло… Чувства «пробились» через меня, хотя, на первый взгляд, я человек не эмоциональный…
 
Но все же взяла себя в руки и начала давать хаер (пожертвование), читать молитвы за нее, немного успокоилась… Сейчас мы не переставая совершаем дуа для нее, Эльвире нужны молитвы и еще раз молитвы, больше ничего… Отметили третий день, и седьмой день планируем провести.
 
– Залия ханум, в интернете зашла дискуссия о том, что похороны Эльмиры прошли слишком скромно. Люди считают несправедливым, когда заслуженную артистку Татарстана в последний путь проводили без должных почестей. Как думаете, есть в этих словах правда?
 
Как проводить Эльмиру – это решала семья. Это простые люди. Муж сказал, что не хочет устраивать шоу.
 
– Но ведь Эльмира не обычный человек, она была любимой певицей многих тысяч зрителей. Не считаете, что она сама хотела бы по-другому попрощаться с почитателями ее творчества?
 
– Сейчас перед Новым годом во всех домах культуры уже установлены елки, аппаратура, внутрь не пускают. Но даже в таком случае была возможность организовать панихиду где-нибудь у Дома культуры. Семье Эльмиры об этом говорили и девочки на радио, и друзья. Но родные Эльмиры решили по-другому – что проводят ее из дома. Они сказали, что желающие попрощаться, выступить смогут это сделать на кладбище в деревне Малая Шильна.
 
Но сейчас уже никакие разговоры об этом неуместны. Она ушла, и мы можем лишь пожелать упокоения ее душе и чтобы по милости Всевышнего наша дорогая Эльмира оказалась в самом центре рая.
 
– Спасибо, Залия, за беседу.
 
Автор: Гульназ Хабибуллина, intertat.tatar; перевод с татарского

Фото: из личного архива Залии Гараевой

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

восемнадцать − четыре =