«Потеряли инстинкт самосохранения, не говоря уж о совести»: у войны с коррупцией в Татарстане женское лицо

0 0

«Потеряли инстинкт самосохранения, не говоря уж о совести»: у войны с коррупцией в Татарстане женское лицо

Не поскупилась на жесткие оценки зампрокурора РТ Юлия Наумова, выступая во вторник на заседании республиканской антикоррупционной комиссии: «Масштаб пораженности широк. Некоторые высокопоставленные лица настолько потеряли инстинкт самосохранения, не говоря уж о совести, что пытаются нажиться даже на реализации нацпроектов, утвержденных президентом России, каждый рубль которых тщательно контролируется… Где же предел подобному казнокрадству?» Наумова назвала и несколько фамилий коррупционеров, хотя обычно на подобных мероприятиях на личности не переходят, видимо, по каким-то этическим соображениям.   

Как сообщила на комиссии Юлия Наумова, в 2020 году в Татарстане был осужден 151 коррупционер, из них 24 должностных лица – из правоохранительных органов, 21 – из органов местного самоуправления, 4 представителя федеральных органов исполнительной власти, 2 – республиканской и еще 10 чиновников государственных и муниципальных учреждений. 

А пока одних мздоимцев судили, язва коррупции продолжала расползаться по республике. В 2020 году в Татарстане было выявлено в 1,5 раза больше фактов взяточничества (425) по сравнению с 2019 годом. Общая сумма взяток составила 75 млн рублей. 

– Так, по материалам проверки прокуратуры Высокогорского района возбуждено уголовное дело в отношении главного специалиста отдела строительства, архитектуры и ЖКХ райисполкома Хамитова Л.Ф., который потребовал и получил взятку за оказание муниципальной услуги по выдаче уведомления о соответствии построенного объекта индивидуального жилищного строительства… Приговором Бугульминского горсуда осужден налоговый инспектор Гилязов А.И., получивший взятку в размере 80 тыс. рублей, – привела примеры зампрокурора РТ.

В качестве яркого примера казнокрадства при реализации нацпроектов она назвала уголовное дело в отношении чиновников Минспорта РТ, «которые использовали свои служебные полномочия вопреки интересам службы, сформировав фиктивную начальную (максимальную) цену государственного контракта на поставку комплекта оборудования на сумму, значительно превышающую среднерыночную. Предварительный ущерб бюджету оценивается в 7 млн рублей». Правда, здесь обошлось без фамилий.

– Причинами такой ситуации послужил банальный преступный умысел нечистоплотных должностных лиц. Неужели право подписи как возможность решить свои личные интересы становится обыденностью? – задала риторический вопрос Наумова. 

Отметив, что в 2020 году в сфере противодействия коррупции было выявлено 3 114 нарушений, пока еще не повлекших уголовного преследования, зампрокурора заявила, что «в этом вопросе мы не продвинемся вперед до тех пор, пока не будет непримиримого отношения к коррупционным правонарушениям со стороны руководства нечистых на руку сотрудников».  

– Например, в прошедшем году по результатам рассмотрения представлений прокуроров в связи с утратой доверия было уволено только одно лицо – замначальника отдела организации закупок для государственных нужд Фонда социального страхования РФ по РТ Ковылин С.В., который получил беспроцентный заем от коммерческих организаций, являвшихся поставщиками средств реабилитации для нужд инвалидов. Однако по республике это лишь один случай утраты доверия, хотя основания для применения этой меры возникали не менее 60 раз!

Эксперты «Вечерней Казани» оценили выступление Юлии Наумовой, которое явно выбивается из общего ряда антикоррупционных спичей.  

– Хорошее выступление, для прокурора очень правильное! – считает гендиректор Агентства по госзаказу РТ Яков Геллер. – У меня, конечно, есть свое мнение по поводу борьбы с коррупцией. Я говорил и говорю, что существует две системы контроля. Условно говоря, первая – это гаишник под елочкой, который спрятался и ждет, пока кто-то превысит скорость, потом выскакивает из засады, карает и отчитывается о выявленном нарушении. Вторая – это «лежачий полицейский», который физически не дает превысить скорость и совершить нарушение. Какая система эффективнее? Для выполнения плана по выявлению нарушений – безусловно, первая. Для предупреждения нарушений – безусловно, вторая. Прокурор права в своем негодовании «доколе?». Но что изменится после ее доклада? Положат ли «лежачих полицейских» в местах возможных нарушений? Отнимут ли у минспорта и других не оправдавших доверие право заключать контракты от имени Республики Татарстан? Сосредоточат ли эту функцию в руках доверенных профессионалов, например Комитета РТ по госзакупкам, сведя контроль к «одному окну»? Будет ли проверяться цена крупной госзакупки мелкими пробными закупками однородной продукции на биржевой площадке, где большое количество участников мелких закупок определяет действительно рыночную цену?.. Пока эти вопросы повисают в воздухе. 

Бывший замминистра внутренних дел по РТ, а ныне зампред Общественной палаты республики Рафил Нугуманов считает, что приведенные в докладе Юлии Наумовой цифры несомненно свидетельствуют об успехах наших правоохранителей в борьбе с коррупцией. 

– К сожалению, я не слышал доклад на заседании комиссии, потому что в этот день находился в командировке, но с его положениями знаком. О чем говорит заметный рост количества преступлений коррупционной направленности по сравнению с предыдущим годом? Как говорится, больше стали воровать или чаще стали раскрывать? Не думаю, что воровать стали больше. И президент России Владимир Путин, и президент Татарстана Рустам Минниханов потребовали от правоохранителей усилить борьбу с коррупцией. И они ее явно усилили. Поэтому я считаю, что приведенные в докладе цифры говорят о том, что подобные преступления стали чаще раскрывать.

А вот депутат Казгордумы от партии «Коммунисты России» Альфред Валиев оценил выступление Юлии Наумовой критически: 

– В докладе прозвучало, сколько коррупционеров было осуждено в Татарстане в минувшем году, но не прозвучало, насколько суровые приговоры им вынесли. Как говорил Владимир Путин, где посадки? В особенности крупных чиновников. Думаю, что их нет. Приведу два примера из недавней судебной практики, правда, не татарстанской, а других регионов, но сути это не меняет. Мосгорсуд приговорил к условному сроку гендиректора компании «Нафтапремиум» Александра Безрукова по делу о хищении 3 млрд рублей у Росрезерва. А в Самаре дали бывшему детдомовцу 2 года 7 месяцев колонии за кражу шоколадок на 1,6 тыс. рублей. А вспомните дело «Оборонсервиса». Экс-министр обороны России Анатолий Сердюков отделался легким испугом, его подельница Евгения Васильева провела за решеткой 3,5 месяца. Я убежден, что, пока у нас не будет, как в Китае, где за взяточничество в особо крупном размере полагается смертная казнь, ни о каких успехах в деле борьбы с коррупцией не может быть и речи. Чтобы победить это зло, необходимы две вещи: наказание должно быть, во-первых, неотвратимым, во-вторых, суровым.

«Потеряли инстинкт самосохранения, не говоря уж о совести»: у войны с коррупцией в Татарстане женское лицо

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

15 − 7 =